Написать письмо

Ленченков В.В.
15 октября 2014 г.

Николай Щорс. Так были ли убийцы?

         Зачем нас все время хотят удивить? Почему, чтобы привлечь наше внимание, применяют этот дешевый газетный трюк мальчишек-разносчиков 20-х годов прошлого века - выстрелить сенсацией, чтобы захотелось прочесть. Но это же не новости. Кого история интересует, тот прочтет и без этого, а кому не интересно - ему-то зачем?
         Ну а коль сенсация объявлена - подай!
         И вот побежали, и вот замелькало: "Кто убил Щорса?"; "Кто выстрелил в затылок Щорса?"; "Кто и за что убил Щорса?"; "Тайна смерти Николая Щорса"; "Щорса убили соратники"; "Типичное убийство из зависти"… [все эти заголовки действительно присутствуют в интернете, - прим.авт.]
         А вот уже и в виртуальных справочниках можно прочесть:

         "ЩОРС Николай Ал-др. (1895 - 30 авг. 1919), уч. Гр. войны, отражал в 1918-19 немцев, петлюровцев, поляков. Член партии с 1918. Убит Дубовым".

         Вот так вот! И это притом (а историки это знают), что до сих пор не известно ни одного документа, который бы мог подтвердить, что начдив 44-й дивизии Николай Щорс убит выстрелом в затылок своим помощником Иваном Дубовым, или политинспектором 12-й армии, находившимися в тот момент рядом со Щорсом [кроме "чистосердечного признания" Дубового, сделанного в тюрьме,- прим.авт.]. Но нет и доказательств обратного. Все доказательства сторон, все приводимые аргументы носят только вероятностный характер, и посему можно говорить только про большую или меньшую их достоверность.
         Вот и автор решил, сам проанализировать имеющиеся свидетельства очевидцев и заключения экспертов по этому делу, чтобы разобраться во всем этом.
         Чтобы упростить себе работу, определим те положения, которые примем за истину (аксиому). Для чего так нужно сделать?
         Во-первых, потому, что автору кажется, что положения эти вполне достоверны.
         Во-вторых, если этого не сделать, то рассмотрение данного вопроса теряет всякий смысл, перемещаясь в плоскость противостояния ничем не подтвержденных предположений и не документированных фактов.
         В-третьих, нужна база, от которой можно отталкиваться в рассуждениях.
         В-четвертых, наука-история подсказывает, что нет "черного или белого", все происходящее многовариантно, и, даже на первый взгляд простое оказывается сложной системой с кучей разнонаправленных сил, воздействующих на неё.

         Итак. Принимаем, как аксиому, что:

         1. Утверждение соратника Щорса С.И. Петриковского (Петренко), который долго и скрупулезно занимался установлением истины, собиранием доказательств о том, что убийство Щорса было спланировано политическим руководством 12-й армии, и озвученное им в 1962 году - имеет место быть:
         "…В любом советском или партийном суде я берусь доказать, что Иван Дубовой является соучастником убийства или убийцей Николая Щорса. Настоящее мое письмо является моим свидетельским заявлением". [Прим.1]

         2. Выводы судебно-медицинских экспертов Е.А. Гимпельсона и Е.В. Пономарёва, изложенные ими в своей статье "А БЫЛИ ЛИ УБИЙЦЫ? Тайна гибели легендарного начдива Н.А. Щорса: взгляд сквозь годы" {1}, что с достаточно большой вероятностью Н.А. Щорс погиб от рикошета пули - имеет место быть.

         Как же это, возможно, спросит читатель, ведь эти положения взаимно исключают друг друга? А вот и нет. Поскольку эти, казалось бы, противоположные утверждения, прекрасно между собой согласуются, а значит (по мнению автора) могли иметь место и в действительности.

         Теперь давайте займемся позиционированием участников тех далеких событий у деревни Белошицы, поскольку это важно и дает многое в понимании произошедшего.
         Графического описание боя с привязкой к местности автор не встречал, всё участниками событий описывалось на словах, поэтому набросанные автором схемы будут достаточно условны, и возможно вызовут замечания. Но это даже и хорошо, поскольку здравая критика только лишь приблизит нас к разгадке этой тайны.

         Из истории боевых действий августа 1919 года, происходивших в районе Коростеня, известно, что 30 августа в 10 часов 7-я бригада УГА [Украинская Галицийская армия,- прим.авт.] силами двух полков начала наступление на Коростень с Житомирского направления. Наступление осуществлялось тремя колоннами:
         - на участке обороны 388-го Богунского полка 44-й дивизии (комполка Квятек) - 13-й полк УГА одним куренём - в направлении Могильно, Белошицы вдоль шоссе Житомир-Коростень. Вторым куренём обеспечивал левый фланг с направления Ушомир, где в это время находилась Отдельная кавалерийская бригада под командой Петриковского (Петренко).
         - на участке 390-го Богунского полка 44-й дивизии (комполка Добренко) - 6-й полк УГА одним куренём наносил удар на Злобичи, а вторым на Холосна.

         В результате тяжелого боя 13-й полк УГА в районе Могильно, Белошицы успеха не добился. Жесткая оборона батальонов 388-го Богунского полка не позволила противнику занять стратегический пункт Могильное.
         6-му полку УГА в районе села Холосна также не удалось добиться значительного успеха. Село Холосна несколько раз переходило из рук в руки, и только к вечеру галичанам удалось выдавить оборонявшийся здесь батальон 390-го Богунского полка, который начал отходить в направлении Белошицы.
         А вот в районе села Злобичи галичане со второй атаки сбили обороняющийся здесь батальон 390-го полка. Богунцы побежали, и 6-й полк УГА начал развивать наступление на Домолочь в направление Коростень, рассекая оборону 130-й Богунской бригады (комбриг Богенгард).
         В связи с прорывом противника на участке обороны 390-го Богунского полка и создавшейся угрожаемой обстановки на флангах соседних полков в бой был введен резерв дивизии - курсанты Школы Красных командиров, которые перешли в наступление на Домолочь, закрывая образовавшуюся брешь. Сам начдив Щорс, с утра объезжавший с группой командиров, оборонительные порядки Богунской бригады, прибыв к 388-му полку, решил здесь задержаться.
         Вместе со Щорсом к фронту 388-го Богунского полка прибыли: помощник начдива Дубовой и политинспектор из штаба 12-й армии. [Прим.2] На окраине села Белошицы Щорса встретил командир полка Квятек, затем они прошли на участок 3-го батальона.
         Из описания участников событий следует, что в момент прибытия начдива на правый фланг 388-го Богунского полка, 3-й батальон этого полка, оборонявшийся здесь, начал контратаковать противника.
         В ходе продвижения цепи сильный артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь противника заставил наступающие цепи залечь. После того, как огонь постепенно начал стихать, залегшие цепи начал обстреливать пулемет галичан. Огонь велся от сарая со стороны железнодорожной насыпи. Вполне возможно, что пулемет вел огонь по обнаруженной им группе командиров во главе со Щорсом. Такой вывод можно сделать из воспоминаний Дубового:
         "…Прибыв, Щорс застал сильнейший артиллерийский и ружейно-пулеметный огонь, который вскоре на время несколько стих. Но неожиданно был открыт пулеметный огонь из места, по которому стреляла наша артиллерия. Тов. Щорс начал обходить линию фронта. Несколько раз бойцы обращались к тов. Щорсу и просили его лечь, так как противник открыл сильный пулеметный огонь. Особенно, помню, проявлял "лихость" один пулемет у железнодорожной будки. Этот пулемет заставил нас лечь, ибо пули буквально рыли землю около нас". {2}

         Щорс, Дубовой, Квятек и политинспектор залегли, при этом они оказались даже немного выдвинутыми вперед от первой линии цепи. При этом будка (или сарай), откуда велся пулеметный огонь, находилась несколько левее группы Щорса.

         1. Версия Дубового:
         В своих воспоминаниях Дубовой пишет:
         "Когда мы залегли, Щорс повернул ко мне голову и говорит: "Ваня, смотри, как пулеметчик метко стреляет". После этого тов. Щорс взял бинокль и начал смотреть туда, откуда стрелял пулемет…" {2}

         Однако в декабре 1937 года, будучи под следствием, Дубовой делает добровольное признание в убийстве Щорса, в котором более точно указывает свое местоположение:
         "…Придя на передовые позиции в цепь батальона, затем, выдвинувшись немного вперед, Щорс приказал полку перейти в наступление. В это время противник открыл пулеметный огонь, под который мы и попали. Мы залегли, причем Щорс лежал впереди меня, шагах в 3-4-х. Пули ложились вперед и рядом с нами". {3}
         Причем, при этом Дубовой упоминает лишь о себе, Щорсе и Квятеке.
         Исходя из воспоминаний и показаний Дубового, схема расположения группы командиров должна выглядеть, как на схеме №1
         Местоположение Квятека (слева и рядом) определено по его личным показаниям (ниже по тексту).
         Красным пунктиром на схеме указано направление раневого канала в голове Щорса.

         2. Версия Квятека:
         "…в 3-й батальон прибыл Щорс, его заместитель Дубовой, Семенов - начартдивизиона и другие.
         На окраине села я встретил Щорса и доложил ему обстановку. Щорс приказал вести его на позицию. Я Щорса уговаривал не ходить на передовую линию огня, однако, он пошел к бойцам, лежащим в окопах, ведя с ними разговоры, шутил. Один из красноармейцев вдруг заявил Щорсу, что он с утра наблюдал скопление противника в домике-сарае, что там имеется и пулемет и что, мол, Щорсу опасно разгуливать открыто.
         Семенов - начальник артдивизиона предложил обстрелять из батареи этот домик и распорядился командиру батарей перенести командирский пункт к себе, и когда был командный пункт батареи готов, принялся стрелять сам. Семенов стрелял неудачно, снаряды разбрасывал, чтобы прекратить напрасную трату снарядов, я предложил Щорсу поручить стрелять начальнику батареи Хомиченко, который с 3-4-м снарядом накрыл домик - показался дым, пыль, который закрыл этот домик. Спустя секунд 20 вдруг был открыт пулеметный огонь. Я лег левее Щорса, Дубовой - правее, возле него".
{4}

         Если придерживаться рассказа Квятека, то расположение командиров в группе Щорса было так, как на схеме №3.

         3. Версия соратника Щорса Петриковского (Петренко). Его в тот момент не было рядом со Щорсом, но он занимался установлением истины и собирал свидетельства этого происшествия. В своем письме к Исаковичу, написанному в 1962 г. он отмечал:
         "...С нашей стороны никто не стрелял, за исключением политинспектора 12-й армии, лежащего рядом, несколько позади Щорса…
         При стрельбе пулемета противника возле Щорса легли Дубовой с одной стороны, политинспектор - с другой. Кто справа и кто слева - я еще не установил, но это уже и не имеет существенного значения"
. {5}

Эх, еще как имеет! [Прим.3]

Поскольку здесь однозначности нет, составим схемку для обоих вариантов (Схема №3)

         Таким образом, можно сделать первый вывод, что все три свидетельства по-разному трактуют расположение участников. Попробуем, используя косвенное свидетельство, установить все же, где на момент выстрела находились относительно Щорса Дубовой, Квятек и политинспектор.

         1. Широко известна фраза, произнесенная одним из красноармейцев, в которого угодила экстрагированная гильза из пистолета политинспектора. Об этом упоминает С.И. Петриковский (Петренко):
         "…Мне Дубовой несколько раз начинал рассказывать, стараясь придать несколько юмористический оттенок своему рассказу, как он услышал слова красноармейца, лежащего справа: "Какая это сволочь с "ливорверта" стреляет". Красноармейцу на голову упала стреляная гильза. Стрелял из браунинга политинспектор, по словам Дубового. Даже расставаясь на ночь, он мне вновь рассказал, как стрелял политинспектор по противнику на таком большом расстоянии из браунинга и как красноармеец сказал: "Какая это сволочь с "ливорверта" стреляет?". {6}

         Известно, что при экстрагировании гильза из пистолета Browning M.1903 (Browning No.2) (а именно таким пистолетом пользовался политинспектор), вылетает под углом 90 град. к корпусу, вправо и немного вверх. Дальность отвода стреляной гильзы составляет примерно 2 метра. Следовательно, гильза могла попасть в красноармейца, который находился справа от политинспектора на расстоянии 2-3 метров. Таким образом, можно исключить вариант расположения №1 схемы №3, поскольку при таком расположении гильза попала бы скорее в Дубового, тем более что Щорс и те, кто лежал с ним рядом, были даже немного выдвинуты вперед от линии цепи. Об этом также упоминает С.И. Петриковский (Петренко).

         2. Стрельбу политинспектора из пистолета, поверх голов лежавших командиров, отмечают многие, как непреложный факт. А это могло быть только, если политинспектор находился, естественно, позади Щорса и иже с ним: Дубового и Квятека. Именно это также фиксирует Петриковский (Петренко):
         "...С нашей стороны никто не стрелял, за исключением политинспектора 12-й армии, лежащего рядом, несколько позади Щорса". {6}

         3. Политинспектору, если он был прислан в дивизию для убийства Щорса, необходимо было занять самое выгодное место для этого, чтобы, элементарно, остаться живым после совершенного убийства. И лучшей в бою позиции для этого, чем за спиной Щорса, не было. [Прим.4]

         4. Нет основания не верить свидетельству Квятека, который в подготовке убийства своего командира, видимо, не участвовал, а, следовательно, скрывать ему было нечего.

         Таким образом, исходя из всего вышеизложенного, можно предположить, что группа командиров была расположена так, как показано на схеме №4.

         Определимся с дальнейшими действиями участников тех событий.
         И опять сталкиваемся с тем, что события эти трактуются участниками по-разному. Действительно:

         1. Версия Квятека:
         "…Лежа под пулеметным огнем, я обратил внимание Щорса на то, что у противника хороший боец пулеметчик, что он изучил перед собой участок и хорошо видно наблюдал. Щорс ответил мне, что пулеметчик у противника хорош, выдержанный. В это время я услыхал крепкую ругань красноармейца, который говорил "кто там стреляет из револьвера", хотя я стрелявшего не видел. Разговор со Щорсом прекратился; вдруг я посмотрел на Щорса и заметил его стеклянные глаза, крикнул Дубовому - Щорс убит". {4}

         Разберем этот эпизод подробнее. При разговоре Квятек и Щорс, оба непроизвольно должны повернуть головы друг к другу. Тем более что Квятек, зафиксировал "стеклянные глаза" Щорса, в том момент, когда пуля пробила Щорсу голову. Ему были видны глаза Щорса, а значит можно предположить, что голова Щорса в момент убийства была повернута к Квятеку. В этом случае схема расположения командиров должна выглядеть так, как показано на схеме №5.

         Следует обратить внимание на положение головы Щорса (линии между входным и выходным отверстием) относительно положения Дубового и политинспектора. Из чего можно сделать вывод:
         - политинспектор, при таком положении головы Щорса, не мог быть его убийцей;
         - Дубовой, при таком положении головы Щорса, мог произвести выстрел в затылок и убить Щорса.
         Однако эта версия противоречит тому, что он впоследствии излагал в воспоминаниях:
         "...Тогда я подполз к нему, вижу - показалась кровь на затылке. Я снял с него фуражку. Пуля попала в левый висок и вышла в затылок". {7}
         А также в своих "чистосердечных признаниях":
         "Когда Щорс повернул ко мне голову и сказал эту фразу, я выстрелил ему в голову из нагана и попал в висок. Лежавший возле Щорса бывший тогда командир 388-го стрелкового полка Квятек вскрикнул: "Щорс убит". Я подполз к Щорсу, и он у меня на руках, через 10-15 минут, не приходя в сознание, скончался". {3}
         Однако голова Щорса не могла быть повернутой одновременно к Квятеку и Дубовому, а, значит, расположение, как показано на схеме №5, следует считать не работающим.

         2. Версия Дубового:
         Из его воспоминаний:
         "Когда мы залегли, Щорс повернул ко мне голову и говорит: "Ваня, смотри, как пулеметчик метко стреляет". После этого тов. Щорс взял бинокль и начал смотреть туда, откуда стрелял пулемет…" {2}

         Из его "чистосердечных признаний":
         "…Пули ложились вперед и рядом с нами. В это время Щорс повернулся ко мне и сказал: "Ваня, какой хороший пулеметчик у галичан, черт возьми!".
         Когда Щорс повернул ко мне голову и сказал эту фразу, я выстрелил ему в голову из нагана и попал в висок".
{3}
         В этом случае расположение командиров в группе должно было соответствовать схеме №6.

         Из Схемы видно:
         - политинспектор, при таком положении головы Щорса, мог произвести выстрел в затылок Щорса;
         - Дубовой, при таком положении головы Щорса, не мог быть его убийцей. Более того, Дубовой не мог видеть ни входное, ни выходное отверстие. Однако такое положение могло соответствовать его воспоминаниям:
         "...Тогда я подполз к нему, вижу - показалась кровь на затылке. Я снял с него фуражку. Пуля попала в левый висок и вышла в затылок". {2}
         Увидел только тогда, когда подполз.

         В тоже время, поскольку голова Щорса была развернута в сторону противоположную от Квятека, не могло быть выполнено другое важное условие: Квятек не мог видеть "стеклянные глаза" Щорса.
         Таким образом, видимо и схема №6 тоже не работает, поскольку не соответствует полностью описанию участников. А значит, мы должны задаться вопросом, а было ли какое-либо другое положение, когда голова Щорса могла быть повернута одновременно к Дубовому и Квятеку. Оказывается, да, могло, если Квятек и Дубовой лежали по одну сторону от Щорса. И такой вариант, оказывается, был озвучен в телевизионном фильме "Пуля для комдива":

Дубовой:
"Мы залегли, причем Щорс лежал впереди меня, шагах в 3-4-х". {3}

Квятек:
"Я лег левее Щорса, Дубовой - правее, возле него". {4}

Петриковский
"…При стрельбе пулемета противника возле Щорса легли Дубовой с одной стороны, политинспектор - с другой. Кто справа и кто слева - я еще не установил, но это уже и не имеет существенного значения". {5}

         Тогда дальнейшие действия участников выглядят следующим образом:

         Квятек:
         "Лежа под пулеметным огнем, я обратил внимание Щорса на то, что у противника хороший боец пулеметчик, что он изучил перед собой участок и хорошо видно наблюдал. Щорс ответил мне, что пулеметчик у противника хорош, выдержанный…". {4}

         Дубовой:
         "Когда мы залегли, Щорс повернул ко мне голову и говорит: "Ваня, смотри, как пулеметчик метко стреляет". {2}

         Таким образом, мы видим, что несмотря на разницу в трактовке фразы, произнесенной Щорсом, и персоналия в адрес которого эта фраза могла быть произнесена, такой диалог вполне мог состояться. Для нас главное, что в этом варианте Щорс поворачивает голову, при этом он оказывается лицом и в сторону Дубового, и в сторону Квятека. В таком случае их положение будет выглядеть примерно следующим образом:

         Из схемы видно, что, при таком положении, ни политинспектор, ни Дубовой не могли выстрелить в затылок Щорса, поскольку в этом положении линия раневого канала повернута в сторону противника. Однако при таком положении:
         - Квятек мог видеть "стеклянные глаза" Щорса;
         - Дубовой мог выстрелить в висок Щорса, правда при этом линия стрельбы также не совпадала бы с направлением раневого канала.

         Рассмотрим еще один вариант расположения командиров, который соответствует воспоминаниям Дубового:
         "Когда мы залегли, Щорс повернул ко мне голову и говорит: "Ваня, смотри, как пулеметчик метко стреляет. После этого тов. Щорс взял бинокль и начал смотреть туда, откуда стрелял пулемет…". {2}
         Т.е., после произнесенной фразы, Щорс повернул голову обратно в сторону противника. В этом случае положение группы Щорса могло быть, как показано на схеме №8:

         При таком положении:
         - политинспектор мог выстрелить в затылок Щорса, при этом направление выстрела совпадало бы с направлением раневого канала;
         - Квятек не мог видеть "стеклянные глаза" Щорса;
         - Дубовой не мог выстрелить в висок Щорса.

         Таким образом, из анализа приведенных выше схем следует, что с определенной степенью вероятности можно предположить, что в момент гибели Щорса, лежавшие вместе с ним командиры, занимали положение, соответствующее схеме №7.

         Однако здесь необходимо вспомнить об одном из ключевых выводов статьи Гимпельсона, Пономарева:
         "… исходя из уже имевшихся данных о характере повреждений черепа Щорса, дополненных нашими расчётами, пуля, причинившая смертельное ранение Щорсу, имела диаметр около 0,8 см (меньший размер входного отверстия) и длину не менее 3,0 см. Ни одна из известных нам пуль, используемых для стрельбы из пистолетов того времени, не отвечает этим параметрам, в первую очередь - длине". {1}
         Известно, что политинспектор имел при себе пистолет Browning M.1903 (Browning No.2). Об этом свидетельствует С.И. Петриковский (Петренко):
         "...Стрелял политинспектор из пистолета Браунинг № 2…
         …В хорошей кобуре у него находился пистолет системы "Браунинг", никелированный. Я его запомнил хорошо, так как этот политинспектор, будучи у меня в вагоне, вынимал его, и мы его рассматривали"
. {5}

Пистолет Browning M.1903

         У Дубового был револьвер системы "Наган", что отражено в протоколе его допроса: "Когда Щорс повернул ко мне голову и сказал эту фразу, я выстрелил ему в голову из нагана и попал в висок". {3}
         Для стрельбы из пистолета Browning M.1903 использовалось два типа патронов:
                  а) патрон 7,65x17 / .30 Browning / .32 ACP, 1899, США
                  б) патрон 9х20 mm Browning Long
         И тот и другой патрон оснащался пулей, имевшую длину примерно 0,9 см.
         Для стрельбы из нагана использовался патрон с обыкновенной пулей калибра 7,62 мм (7,62 х 39R) длиной 1,62-1,65 см.
         Однако из Акта экспертизы 1949 г. [Прим.5] известно, что размер входного отверстия был "…неправильной овально-продолговатой формы, размерами 1,6 х 0,8 см. с довольно ровными краями" {8}, что могло быть следствием:
         - проникновения пули в череп под углом (Акт экспертизы 1949 г.):
         "по-видимому, пуля в область затылка покойного проникла не в строго перпендикулярном направлении или была деформирована" (как известно деформация пули, может быть результатом рикошета.)
         - проникновения пули в череп после рикошета (заключение Гимпельсона, Пономарева):
         "На наш взгляд, наиболее вероятной представляется версия рикошета, после которого пуля неизбежно должна была изменить направление полёта и могла начать вращаться ещё до входа в череп, а внутри полости черепа лишь продолжить своё ранее начатое вращение и выйти боковой поверхностью". {1}
         Исходя из этого, можно сделать вывод: пуля пистолета Browning M.1903 политинспектора длиной около 0,9 см не могла образовать входное отверстие длиной 1,6 см.
         Здесь мнения экспертов совпали:
         "Означенное повреждение причинено, по-видимому, или из короткоствольного оружия типа "наган", или из боевой винтовки". (Акт 1949 г.) {8} По сути, этот согласованный вывод экспертов исключает политинспектора из возможных убийц Щорса.

         По поводу выходного отверстия мнения экспертов 1949 года и Гимпельсона, Пономарева разошлись кардинально. Эксперты 1949 г. выходное отверстие увидели округлой формы:
         "В области левой теменной кости на линии, соединяющей сосцевидные отростки на 5 см. ниже стреловидного шва, расположено отверстие округлой формы размерами 1 х 1 см. с отслойкой наружной пластинки в 2 см. в диаметре". {8}

Увеличенная фотография выходного отверстия в черепе Щорса

         С этим выводом категорически не согласились эксперты Гимпельсон и Пономарев, которые в своей статье так определили размеры выходного отверстия:
         "По нашим расчётам, длинник повреждения равен 3, 2 см, ширина у передненижнего конца - 1,1 см, ширина у верхнезаднего конца - 1 см (последний размер соответствует размеру отверстия, указанному в акте). С учётом направления раневого канала на выходе пуля двигалась под довольно острым углом к теменной кости, поэтому размеры костного дефекта, вероятнее всего, несколько больше размеров профиля пули. Но даже с учётом этого и возможной погрешности наших расчётов длина пули должна была быть не менее 3,0 см.
         Таким образом, исходя из уже имевшихся данных о характере повреждений черепа Щорса, дополненных нашими расчётами, пуля, причинившая смертельное ранение Щорсу, имела диаметр около 0,8 см (меньший размер входного отверстия) и длину не менее 3,0 см. Ни одна из известных нам пуль, используемых для стрельбы из пистолетов того времени, не отвечает этим параметрам, в первую очередь - длине"
. {1}
         Следовательно, ориентируясь на размеры выходного отверстия, это не могла быть и пуля из револьвера системы "Наган", выпущенная Дубовым. Как известно, пуля револьвера системы "Наган" имела длину 1,62 - 1,65 см. и она не могла оставить отверстие длинной примерно 3 см. Фактически этим выводом из перечня убийц исключается и Дубовой.
         Далее Гимпельсон и Пономарев утверждают:
         "Наиболее подходящие характеристики имеет так называемая маннлихеровская пуля. Её диаметр составляет как раз 0,8 см, а длина около 3,2 см. Маннлихеровский патрон, насколько нам известно, использовался для стрельбы из следующих винтовок: Mannlicher Repetiergewehr M.1888/90, Mannlicher Repetiergewehr M.1890, Mannlicher Repetier-Karabiner M.90, Mannlicher Repetiergewehr M.1895, Mannlicher Repetier-Karabiner M.1895, Mannlicher Repetier-Stutzen M.1895, а также для стрельбы из пулемёта Schwarzlose MG 07/12. Всё это - оружие так называемого сильного боя, и оно имелось на вооружении войск противника". {1}
         Но можно ли исключить, что винтовок системы "Маннлихер" не было у бойцов Богунского полка? Конечно нет, ибо специалисты по истории оружия знают, что огромное количество трофейных винтовок "Маннлихера" состояло на вооружении Русской армии. А патроны для них делали на Петроградском заводе.

         Так, кто же тогда стрелял в затылок Щорса? Ведь это же было однозначно установлено при проведении экспертизы в 1949 г.:
         "4) Выстрел произведен в направлении сзади-наперёд, снизу-вверх и несколько справа-налево. По ходу пулевого канала должны быть повреждены следующие части головного мозга: мозжечок, затылочные доли мозга и левое полушарие". {8}
         Однако и к этому положению предъявляются серьезные претензии в исследовании Гимпельсона, Пономарева, которые:
         - с одной стороны указывают на ошибочность данного заключения (п.4 экспертизы 1949 г.):
         "Первая часть этого пункта о направлении выстрела была сформулирована вопреки известным научным данным о нетождественности таких понятий, как направление раневого канала и направление выстрела, поскольку направление огнестрельного канала далеко не всегда совпадает с внешним направлением полёта пули. Опытные судебные медики, тем более преподаватели судебной медицины, не могли об этом не знать". {1}
         (Если сказать по-простому, то эта фраза говорит о том, что при выстреле в одну сторону, пуля под влиянием неких факторов, например, рикошета, может менять направление своего полета.)
         - но с другой стороны они тоже допускают возможность прилета пули из-за спины Щорса:
         "Следует также иметь в виду и возможность рикошета от предмета, находившегося позади потерпевшего". {1}

         Что же такое рикошет? Здесь следует четко уяснить несколько положений, которые выделены в тексте нижеприведенной научной работы "О рикошете пули от воды и возможности ранений такими пулями", опубликованной в 1952 г. Н В. Островской:
         "Рикошетом пули называется явление отражения ее от поверхности преграды, при котором пуля меняет направление своего движения.
         Явление рикошета наблюдается нередко…"

         Например, в Интернете на форуме, посвященном стрелковому оружию, автор нашел такие данные:
         "Экспериментально установлено, что на ровной местности при твердом, плотном грунте:
         а) при стрельбе на 200 м. рикошетируют все пули (100%), причем 60% летят до 1000 м, а 15% рикошетов достигают 2000 м;
         б) при стрельбе на 600 м почти все пули (90%) рикошетируют, 15% рикошетов достигают дальности 1900 м"
.

         И далее опять цитата из работы Н.В. Островской:
         "Рикошет возникает при наличии ряда условий. К ним относится: малый угол встречи пули с преградой и достаточная скорость пули в момент встречи. Имеет значение также плотность преграды.
         В тех случаях, когда поверхность преграды имеет значительную твердость (кирпичные стены, бетон, метал), явление рикошета несложно и сводится к простому отражению пули от поверхности преграды. Рикошет при этом возникает при углах встречи от 0 до 35 градусов, пуля незначительно теряет свою скорость, а угол отражения почти равен углу встречи. После рикошета пуля продолжает полет по новой траектории. Траектории рикошетирующих пуль весьма разнообразны и не поддаются практическому учету.
         Вместе с тем при образовании рикошета, если пуля при этом не деформировалась, существуют определенные закономерности. Дальность полета пули после рикошета зависит от величины угла отражения и от величины отклонения ее в сторону от плоскости первоначального направления полета. Отклонение полета пули наблюдается всегда в сторону вращения пули вследствие деривации… [вправо, поскольку нарезы ствола идут слева на право]
         Явление рикошета пули от мягкой преграды отличается значительной сложностью. При встрече с мягкой преградой под небольшим углом пуля углубляется в неё, а затем выходит вверх, так как сопротивление верхнего слоя среды значительно меньше сопротивления нижнего слоя. При этом угол отражения больше, чем угол встречи. В связи с углублением в преграду пуля затрачивает часть своей энергии на преодоление ее и в результате после рикошета имеет меньшую скорость, чем до рикошета. Чем легче пуля, мягче среда и меньше угол встречи, тем меньше потеря скорости пули. Опытным путем установлено, что получение рикошета от земли возможно лишь при скорости не менее 150-200 м/сек.
         При рикошете пули от грунта верхний слой его разрушается, образуя открытую борозду. Так как глубина проникания пули в преграду тем более, чем ближе угол встречи к прямому углу, то, следовательно, рикошет от мягкой преграды возможен только при малых углах встречи"
.

         Следовательно, рикошет при стрельбе из стрелкового оружия с малыми углами возвышения (а именно такой огонь велся в данном случае, поскольку и галичане, и красноармейцы вели огонь из положения лежа) очень опасен. В этом случае пуля, летя по низкой траектории, может от земли рикошетировать "блинчиком", и может рикошетировать так несколько раз с возможностью изменения направления, т.е. лететь по самой замысловатой траектории.
         Займемся рисованием и попробуем изобразить хотя бы несколько вариантов рикошетов, при котором мог быть поражен Щорс. (Схема №9)

         Таким образом, при любом положении головы Щорса можно найти траекторию пули, которая могла бы стать для него роковой. Другими словами, если связать всю эту систему вместе, на всем протяжении участка ведения боя (пуля при рикошете может пролететь до 2000 м), все камушки большие и малые, что лежали на поверхности и под поверхностью почвы, получается сплошной случай, который ни предусмотреть, ни вычислить нельзя. Можно только констатировать факт: убит случайной пулей в результате рикошета.

         Однако следует найти ответы еще на несколько очень важных вопросов:
         1. Почему Дубовой, имевший значительный боевой опыт, не "сумел правильно определить" направление выстрела - где входное, а где выходное отверстие?
         2. Почему Дубовой после смерти Щорса вел себя так странно и совершал действия, которые, в конечном итоге, вызвали у окружающих только подозрение, что это именно он, Дубовой, убил Щорса, или напрямую замешан в его убийстве (заявление Квятека, Петриковского (Петренко)).
         3. Почему Дубовой в 1937 г. решил признаться в убийстве Щорса.

         Особого сомнения у автора не вызывает то, что эти три вопроса тесно связаны между собой, и ответы на них вытекают из первой принятой нами аксиомы, что Дубовой являлся участником заговора политического руководства 12-й армии по устранению Щорса. Попробуем это показать.

         Итак, Вопрос 1. Почему Дубовой, имевший значительный боевой опыт, не "сумел правильно определить" направление выстрела - входное и выходное отверстие?
         Вспомним, что показывал Квятек:
         "Разговор со Щорсом прекратился; вдруг я посмотрел на Щорса и заметил его стеклянные глаза, крикнул Дубовому - Щорс убит". {4}
         Вернемся к схеме №7:

         Долго ломал голову: почему Квятек о том, что пуля пробила голову Щорса, понял не по выбросу крови из левой височной области (что было бы естественно), а по "стеклянным глазам" Щорса. Не должно было быть так, ведь выходное отверстие всегда больше входного, и выброс крови и мозгового вещества из разорванного черепа должен был быть на стороне, обращенной к Квятеку, а, следовательно, он должен был видеть его, и зафиксировать сильнее, чем "стеклянные глаза". А он не видел. Более того, он путает правый висок и левый:
         "От медсестры, да я и сам видел, что удар был Щорсу нанесен в правый висок". {4}

         А потом понял!

         В акте 1949 г записано:
         "…в области бугра затылочной кости, на 05 см. вправо от него, находится отверстие неправильной овально-продолговатой формы, размерами 1,6 х 0,8 см. с довольно ровными краями…
         В области левой теменной кости … расположено отверстие округлой формы размерами 1 х 1 см. с отслойкой наружной пластинки в 2 см. в диаметре. … При удалении мягких тканей головы костные осколки отделились, образовав отверстие в черепе"
. {8}

         А в дополнении к акту эксгумации записано:
         "...Изложенное описание повреждений костей черепа дает основание сделать следующие выводы:
         1) Смерть Щорса Н.А. последовала от сквозного огнестрельного ранения затылочной и левой половины черепа с повреждением вещества мозга, на что указывают описанные выше повреждения на костях черепа.
         3) Отверстие в области затылка следует считать входным, за что говорят довольно ровные края у костного дефекта в области затылочного бугра. Отверстие, расположенное в левой теменной области, следует считать выходным, на что указывает форма отверстия с отслойкой наружной костной пластинки.
         4) Выстрел произведен в направлении сзади-наперёд, снизу-вверх и несколько справа-налево. По ходу пулевого канала должны быть повреждены следующие части головного мозга: мозжечок, затылочные доли мозга и левое полушарие"
. {8}

         Может быть и неверно, но я экспертов понял следующим образом:
         - при проведении опознания, эксперты, отделив остатки повязки, зафиксировали на черепе в левой его височной части остатки мягких тканей, в которых просматривалось пулевое "отверстие округлой формы размерами 1 х 1 см." {1};
         - затем, при удалении мягких тканей головы, "костные осколки отделились, образовав отверстие в черепе". {2} {3} {4}

         При этом абсолютно не понятно, почему эксперты в ходе дополнительного обследования не обнаружили отсутствие осколка нижней части образовавшегося ромбовидного отверстия {4}, а также и осколка с правой части этого ромба, которое должно было непосредственно примыкать к пулевому отверстию. А такой осколок должен был быть, если бы, как установили эксперты, пулевое отверстие имело округлую форму. Но осколков могло и не быть, если вышедшая из черепа пуля, выворотила эти осколки наружу. [Но в этом случае эксперты не могли увидеть "отверстие округлой формы размерами 1 х 1 см.",- прим.авт.]
         Косвенно о том, что череп Щорса все же имел значительные повреждения, говорят и сделанные посмертные фотографии Щорса.

         Верхнее фото датировано 1 сентября 1919 года. Сделано оно в Клинцах очевидно сразу по прибытию траурного поезда из Коростеня. Если присмотреться, то видно, что повязка на голове Щорса действительно наложена не совсем аккуратно и покрывает почти всю черепную коробку. Напомним, что эта та повязка, которую накладывал Дубовой, и которую он запретил менять.
         А вот еще одна фотография, очевидно, сделанная при прощании со Щорсом перед отправкой тела в Самару:

         Хорошо видно, что здесь повязка наложена вполне профессионально и аккуратно. Таким образом, можно предположить, что при проведении бальзамирования тела Щорса (а то, что бальзамирование было проведено, можно утверждать с большой долей достоверности) повязка была заменена. Но поскольку она вновь была сделана так, что закрывала почти всю черепную коробку, можно предположить, что в височной части головы Щорса все же имелось отверстие, которое посчитали необходимым скрыть. Однако эксперты, проводившие обследование в 1949 г. в Самаре почему-то не захотели этого отверстия замечать? И не увидели отсутствие осколков черепа. Что это? Либо непростительная небрежность, либо умысел?
         На это и было указано в работе Гимпельсона и Пономарева:
         "На фотографиях видно, что уже при фотографировании часть костных осколков вокруг выходного отверстия отделилась. Скорее всего, специалисты изучали и описывали череп уже после их отделения. В подобных случаях для восстановления первоначальной картины и подробного описания необходимо заново сопоставить осколки. Возможно, этого сделано не было. Во всяком случае, только этим, на наш взгляд, можно объяснить представленное ими описание выходного отверстия: "отверстие округлой формы размерами 1 х 1 см". {1}

         После того, как было сделано заключение о прямоугольности выходного отверстия, а также о его размере (около 0,8 х 3 см) и о системе оружия, пуля от которого могла оставить такое отверстие (Маннлихер), было сделано еще одно очень важное заключение:
         "Пуля, выпущенная из такого оружия, обладает очень высокой начальной скоростью полёта и, следовательно, кинетической энергией. Выпущенная с близкого расстояния, она причинила бы более обширные разрушения черепа". {1}
Другими словами, при прямом выстреле все эти отколовшиеся части черепа ({2} {3} {4}) были бы вывернуты наружу так, что не заметить это Дубовому, Квятеку, да и остальным просто было невозможно. Однако осколки ({2} {3}) хоть и отделились от черепа, но остались на своем месте, удерживаемые мягкими тканями головы. Хотя очень похоже, что пуля вывернула только один осколок, которого как раз и нет на фото {4}.
Общий вывод звучал так:
         "В случаях, когда пуля входит в полость черепа прямолинейно, без предшествующего вращения, на черепе обычно образуются круглые дырчатые переломы. Специалисты, исследовавшие череп Щорса, объяснили вытянутую форму входного отверстия тем, что "по-видимому, пуля в область затылка покойного проникла не в строго перпендикулярном направлении или была деформирована". На наш взгляд, наиболее вероятной представляется версия рикошета, после которого пуля неизбежно должна была изменить направление полёта и могла начать вращаться ещё до входа в череп, а внутри полости черепа лишь продолжить своё ранее начатое вращение и выйти боковой поверхностью". {1}

         Таким образом, Гимпельсон и Пономарев фактически признают, что в результате рикошета пуля, потеряв свою начальную скорость (кинетическую энергию), не смогла произвести сильные разрушения черепа Щорса, а значит, выходное отверстие могло быть не столь заметно, как при поражении пулей, имеющей большую скорость полета (большую кинетическую энергию). Может быть поэтому, как это следует из рассуждений, крови в височной части было немного, и надетая на голову Щорса кожаная фуражка, смогла смазать всю картину.
         Поэтому Квятек и увидел "стеклянные глаза", но не увидел выходное отверстие от пули на обращенной к нему левой стороне головы, прикрытой фуражкой.

         А теперь попробуем представить себе общую картину того, как происходили события в момент гибели Щорса. Вернемся к схеме №7:

         Квятек показывал:
         "Разговор со Щорсом прекратился; вдруг я посмотрел на Щорса и заметил его стеклянные глаза, крикнул Дубовому - Щорс убит". {4}
         Услышав возглас Квятека, Дубовой пополз к Щорсу, а Квятек "…поднялся и помчался на опушку леса, 50-70 метров от позиции, к месту расположения резервной роты, штаба батальона, медицинскому пункту помощи батальона" видимо, за фельдшером. {4}
         Когда Дубовой подполз к Щорсу "...вижу - показалась кровь на затылке. Я снял с него фуражку. Пуля попала в левый висок и вышла в затылок". {2}
         Видимо потом Дубовой оттянул Щорса в какое-то укрытие (об этом свидетельствует Квятек), поскольку сделать перевязку под обстрелом, в положении лежа, очень трудно. Как это было сделано, и куда он оттащил Щорса, свидетели умалчивают. Но вполне логично предположить, что в этой процедуре участвовал и политинспектор, который находился все это время рядом с Дубовым и Щорсом.
         То есть, у Дубового и политинспектора должно было быть достаточно времени, чтобы осмотреть раны на голове Щорса, разобраться в размерах отверстий и определить, которое из них входное, а какое выходное.
         Квятек, командир 3-го батальона и медсестра Розенблюм вернулись уже тогда, когда Дубовой намотал бинт на голову Щорса. Но он отсылает Квятека и комбата, поставив им задачу на начало атаки:
         "К этому времени Дубовой уже оттянул Щорса за укрытие и приказал комбату выполнять поставленную задачу, т.е. нанести короткий удар врагу. Сам же я [Квятек,-прим.автора] пошел с наступающими цепями вперед". {4}
         Розенблюм остается с Дубовым, политинспектором и телом Щорса.
         С.И. Петриковский (Петренко) в своем письме Исаковичу в 1962 году заметил:
         "Бинтовал голову мертвого Щорса тут же на поле лично сам Дубовой. Намотал бинта очень много. Когда медсестра Богунского полка Розенблюм Анна Анатольевна ... предложила перебинтовать аккуратнее, Дубовой сказал, что не надо". {5}

         И все эти не совсем понятные манипуляции с головой Щорса, впоследствии станут причиной для подозрений и лягут в основу версии, что Дубовой сам убивал Щорса, либо прикрывал убийцу.
         Однако по-прежнему остается непонятным: правильно ли были определены Дубовым входное и выходное отверстия в голове Щорса?
         Если допустить, что Дубовой верно определил входное отверстие - затылок (см. схему №7), то ими (Дубовым и политинспектором) это могло было быть понятым так, что в Щорса попал именно политинспектор (естественно, если политинспектор стрелял в Щорса, чтобы его убить). И тогда, объявленное Дубовым, что "…пуля попала в левый висок и вышла в затылок", является прямым свидетельством того, что это были действия по сокрытию следов совершенного преступления - убийства Щорса - исполненное им совместно с политинспектором по заданию политического руководства 12-й армии.
         Однако данная версия совершенно не объясняет, почему Дубовой в своем чистосердечном признании указывает, что он стрелял Щорсу в висок. Оно абсолютно не логично, и делает недостоверным "чистосердечное признание" Дубового. Но для чего тогда было признаваться?

         Если допустить, что Дубовой ошибся и неправильно определил входное отверстие. А на это указывает:
         - упомянутая уже фраза признания: "Когда Щорс повернул ко мне голову и сказал эту фразу, я выстрелил ему в голову из нагана и попал в висок".
         - то, что он описал это в своих воспоминаниях [хотя, а что он мог еще написать?], да и при каждом удобном случае: "Дубовой был почему-то у меня в вагоне. Он производил впечатление человека возбужденного, рассказывал мне несколько раз, повторял, как произошла гибель Щорса, задумывался, подолгу смотрел в окно вагона". {6}
         Но тогда получается, что Щорсу в висок мог стрелять только он сам (либо кто-то другой, чья пуля прилетела со стороны цепи богунцев), поскольку левая сторона головы Щорса была обращена именно к нему (см. схему №7). И здесь возникают два варианта:
         - Дубовой стрелял;
         - Дубовой в Щорса не стрелял.
         Однако и в том, и в другом случае действия Дубового могли быть одинаковыми - отвести подозрения, прежде всего, от себя, поскольку левый висок Щорса был как раз против его нагана. И очень похоже, что Дубовой именно так и сделал.
         С.И. Петриковский (Петренко) рассказывал:
         "Дубовой был почему-то у меня в вагоне. Он производил впечатление человека возбужденного, рассказывал мне несколько раз, повторял, как произошла гибель Щорса, задумывался, подолгу смотрел в окно вагона.
         Его поведение тогда мне показалось нормальным для человека, рядом с которым внезапно убит его товарищ. Не понравилось только одно, вернее как-то насторожило в тот день. Эта тревога определилась у меня в ту ночь, когда я перебирал в памяти события прошедшего дня. Мне Дубовой несколько раз начинал рассказывать, стараясь придать несколько юмористический оттенок своему рассказу, как он услышал слова красноармейца, лежащего справа: "Какая это сволочь с "ливорверта" стреляет". Красноармейцу на голову упала стреляная гильза. Стрелял из браунинга политинспектор, по словам Дубового. Даже расставаясь на ночь, он мне вновь рассказал, как стрелял политинспектор по противнику на таком большом расстоянии из браунинга и как красноармеец сказал: " Какая это сволочь с "ливорверта" стреляет?". Эта нарочитость повторения достигла своей цели. Я начал думать о политинспекторе, стрелявшем из пистолета рядом со Щорсом в момент его гибели.
         Я не думал на Дубового. Даже и мысли не было. Взаимоотношения со Щорсом, со всеми нами дружественные, товарищеские. Его преданность Советской власти, нашей партии не вызывала сомнений. Свой товарищ, безусловно, свой"
{6}

         Но существует и еще один вариант, который может объяснить действия Дубового по намеренному сокрытию входного отверстия, а, следовательно, и направления выстрела. Если они (Дубовой и политинспектор) оба четко знали, что они никаких неправедных действий по отношению к Щорсу не предпринимали, но пуля, сразившая Щорса, все-таки прилетела не со стороны противника, а от своих, то в такой ситуации объявлять об этом было очень рискованно. Никто не мог знать, как поступят "богунцы - щорсовы братья" узнав, что "батько" убит, и убит кем-то из своих. Никто не мог гарантировать, что их штыки не будут развернуты в противоположную сторону (кстати, здесь под раздачу попадал и политинспектор, и сам Дубовой). И выход из этого создавшегося положения мог быть принят таким - скрыть, что произошло и объявить, что пуля, сразившая Щорса, выпущена из пулемета противника и направить штыки богунцев в сторону противника:
         "Галичане по всему фронту от Холосна до Белошицы были отброшены артиллерийским огнем и массированной контратакой пехоты. Но контратака щорсовцев была далеко не последней неприятностью для галичан, учитывая, что Бизанц [командир 7-й Львовской бригады УГА, - прим.авт.] бросил в наступление все четыре куреня при отсутствии других резервов. II-й корпус вынужден был поспешно отходить. На некоторых участках это превратилось в бегство: галицийская пехота с западных окраин Холосна отходила на юг до Ивановки [правильное название того времени, как на карте - Иогановка,- прим.авт.], когда внезапная и неожиданная контратака богунцев нагнала их, и они оказались лицом к лицу с противником. Солдаты третьего батальона 1-го Богунского полка были переполнены жаждой мести: командир полка Казимир Квятек, ведший их в бой, уже сообщил о смерти Щорса, погибшего на передовой вблизи Белошицы. Разъяренные до предела, атакующие не брали пленных. Они были как безумные и добивали даже раненых…
         Бегущих галичан преследовали до Ивановки"
. {9}

         Вот такие нашлись ответы на вопрос: почему Дубовой после смерти Щорса вел себя так странно.

         Ну и наконец:
         Вопрос III. Почему же Дубовой сам решил признаться в убийстве Щорса в декабре 1937 года?
         Вполне можно допустить - Дубовой знал, что он находится под расстрельной статьей. И прекрасно понимал, чем это для него закончится. Чистосердечное раскаяние и сотрудничество со следствием может быть, и позволяли избежать, либо снизить интенсивность истязаний, но конец был бы все равно один. И понимая это, Дубовой мог решить сыграть на своих "особых" заслугах перед партией и ЧК. Ликвидатора политинспектора не было, он, видимо, исчез буквально после этого случая. Поэтому Дубовой и взял на себя "заслугу" политинспектора (как он думал). Что задание политического руководства 12-й армии по ликвидации Щорса выполнил именно он - Дубовой, а не присланный политинспектор. Но это, опять-таки, можно принять, как доказательство того, что заговор против Щорса все же был, и политинспектор приезжал в дивизию, чтобы ликвидировать Щорса.

         Московский историк-исследователь биографии Н.А. Щорса С.Петриковский придерживается другой версии: Когда в стране начали разбираться с Троцким и его соратниками, не исключено, что у НКВД была мысль привязать Дубового к исполнителям контрреволюционных приказов Троцкого. Дубовой это понял и немедленно сознался в убийстве Щорса, но по корыстным мотивам.

         Ну и последнее. Еще одна гирька на весы правосудия - был ли заговор по ликвидации Щорса.
         По моему мнению, Семен Аралов в своей книге ловится на вранье, что свидетельствует не в его пользу, а, следовательно, в пользу того, что заговор все же был. Аралов вспоминал:
         "…8 сентября, когда штаб нашей армии после оставления Киева уже находился в Новозыбкове, нам сообщили из Коростеня, что 30 августа 1919 года Н. А. Щорс убит под деревней Могильно". {10}

         Вопреки широко известному мнению, что политинспектор исчез сразу после убийства Щорса, есть свидетельства и обратного, что никуда он не исчезал:
         "30 августа 1919 года в середине дня начдив Щорс, его заместитель Дубовой и политинспектор Реввоенсовета 12-й армии Танхиль-Танхилевич выехали на автомобиле из г. Коростеня, где находился штаб дивизии, на передовые позиции. Вечером того же дня, 30 августа, на том же автомобиле Дубовой и Танхиль-Танхилевич возвратились в г. Коростень - в штаб дивизии и привезли с собой тело мертвого Щорса. Следовательно, очевидцами и свидетелями драмы были два человека: Дубовой и Танхиль-Танхилевич. Но политинспектор Танхиль-Танхилевич остался почему-то в тени и быстро и молча уехал в штаб армии, а единственным очевидцем обстоятельств гибели Щорса выступил Дубовой". {11}

         С трудом вериться, а вернее абсолютно не верится, что политинспектор не доложил о происшествии (или выполненном задании) Аралову. И, может быть, поэтому штаб армии так срочно снялся и стал передислоцироваться на другое место - более безопасное.
         Есть и другое свидетельство о том, что штаб 12-й армии был извещен своевременно. В документальной повести Ю. Сафонова о "загадочной" гибели Николая Щорса, публиковавшейся в 1991 году в газете "Ленинское знамя" (г.Унеча), приводится фрагмент воспоминаний бывшего работника ЦК КП(б)У А.К. Ситниченко о её разговоре с руководителем украинской ЧК М.Я. Лацисом:
         "В беседе о положении на западном фронте, - пишет она, - совсем, неожиданно тов. Лацис сказал:
         - Получено печальное известие: вчера убит Н.А. Щорс.
         - Как убит? - спросила я.
         - Подробности пока не известны. Сообщение из штаба 12-й армии..."
. {12}

         Но в любом случае, автору кажется, что Дубовой знал о смерти Щорса гораздо больше, чем было озвучено им в официальной версии, по крайней мере, что Щорс погиб не от пули противника. Об этом говорит, например, такой эпизод, упоминаемый Квятеком в заявлении, написанном им в Лефортовской тюрьме:
         "В 1936 году в январе или феврале, когда Дубовой меня вербовал в контрреволюционный военный заговор, я затронул вопрос перед Дубовым, относительно картины смерти Щорса и между прочим я сказал, что Щорс погиб как-то нелепо и что в полку были отдельные разговоры, указывающие на него - Дубового. Он мне ответил, что не следует подымать разговора относительно смерти Щорса, так как громадное большинство считает, что Щорс убит Петлюрой. Пусть это мнение так и остается и предложил мне, несколько волнуясь, больше об этом не говорить. Это еще больше меня убедило, что к смерти Щорса Дубовой имел непосредственное отношение". {4}

         Можно соглашаться с выводами Квятека, или не соглашаться, но очень похоже, что пуля, посланная Судьбой, прилетела к Щорсу первой.



         Автор благодарен Сергею Петриковскому за помощь в подготовке данного материала.


         Примечания:


         [1] - Приведенная цитата, это выдержка из письма С.И. Петриковского (Петренко) в редакцию газеты "Украинская правда". По просьбе редакции газеты им была написана заметка о гражданской войне, в которой С.И. Петриковский (Петренко) приводился перечень героев этой войны. С.И. Петриковский (Петренко) категорически запрещал вносить какие-либо правки без согласования с ним, и окончательный текст был с ним согласован по телефону. Однако в печати рядом с фамилией Щорса появилась фамилия Дубового. С.И. Петриковский (Петренко) пришел в ярость и написал это письмо. Письмо пошло по инстанциям, и ветераны потребовали от С.И. Петриковского (Петренко) разъяснений. Вот тогда и появилось шестнадцатистраничное письмо с частным расследованием С.И. Петриковского (Петренко). Основным адресатом письма был Владимир Николаевич Исакович.

         [2] - В данном тексте намеренно не упоминается фамилия политинспектора 12-й армии Павла Самуиловича Танхиль-Танхилевича, поскольку хоть в различных свидетельствах и фигурирует именно эта фамилия, но очень веский аргумент, приведенный Виктором Микушевым и Владимиром Ребкало в материале "Николай Щорс: Тайна гибели", что поскольку: "… материалы архивного уголовного дела МвР-47752, находящиеся на хранении в Центральном архиве Федеральной Службы безопасности России … свидетельствуют, что Павел Самуилович … с сентября 1918 по 1 марта 1919 года работал в лазарете, затем в разведотдела X Советской армии, а с 1 сентября 1919 по день ареста 4 марта 1920 г. работал в военно-цензурном отделении той же X армии, то есть все время находился в Царицыне и Армавире, где находился штаб армии". И поэтому они, вполне естественно, задаются вопросом: "если Танхилевич на момент убийства Щорса пребывал при штабе X армии, то кто же находился в XII армии, может быть там был его "двойник"?".

         [3] - В 1962 году С.И. Петриковского (Петренко) уже не интересовал вопрос - кто стрелял. Он считал, что это дело компетентных органов. Свою задачу он видел в том, чтобы разобраться с заказчиками. Либо это было чьё-то частное решение, либо решение было коллегиальным, обдуманным и обоснованным.

         [4] - Вечером 29 августа из штаба армии в 44-ю дивизию пребывает политинспектор. Утром 30 августа принимается решение выезжать на передовую. И вдруг выясняется, что машина Щорса неисправна. Это было неординарным случаем, поскольку Щорс очень уважительно относился к технике и его водители были всегда в готовности к выезду. Возможно, заговорщики рассчитывали на то, что придется на фронт выезжать верхом, и что в этом случае будут благоприятные условия для ликвидации Щорса. Но встрянул Петриковский (Петренко) со своим огромным пятиместным "Бенцем". Петриковский вспоминал: "30 августа Щорс, Дубовой, я и политинспектор из 12-й армии собрались выехать в части вдоль фронта, думали о том, чтобы на месте решить возможность несколько отодвинуть противника от Коростеньского узла. Автомашина Щорса, кажется, ремонтировалась. Решили воспользоваться моей машиной". Вот и пошло всё наперекосяк.

         [5] - В 1949 г. в Самаре при эксгумации могилы Н.А. Щорса было проведена экспертиза по опознанию тела с составлением комиссией официального Акта. Также эксперты составили отдельное дополнение к этому Акту, в котором было сделано заключение о причине смерти Щорса, описано входное и выходное отверстие, сделаны некоторые выводы о возможных обстоятельствах убийства. Дополнение к Акту так и осталось не оформленным (текст не подписан и не заверен соответствующей печатью), а сами эти документы долгое время хранились в частном архиве эксперта, проводившего данные исследования. Более подробно об эксгумации могилы Щорса и проведении экспертиз можно узнать, ознакомившись с материалами: Дроздов А.А., Петриковский С.Р. "Николай Щорс. Эксгумация 1949 года"; Гимпельсон Е.А., Пономарёв Е.В. "А БЫЛИ ЛИ УБИЙЦЫ? Тайна гибели легендарного начдива Н.А. Щорса: взгляд сквозь годы".


         Литература и источники:

         {1} - Гимпельсон Е.А., Пономарёв Е.В. А БЫЛИ ЛИ УБИЙЦЫ? Тайна гибели легендарного начдива Н.А. Щорса: взгляд сквозь годы. Военно-исторического журнала МО РФ. №11 2010 г. стр.44-47.
         {2} - Дубовой И.Н. Мои воспоминания о Щорсе. Гос. военное издательство "На Вартi" Киев. 1935 г. с.39.
         {3} - Центральный архив Федеральной Службы безопасности Российской Федерации (ЦА ФСБ РФ). Дело Р-23480, л.148-150.
         {4} - Государственный архив Службы безопасности Украины. (ГА СБУ) г. Харьков. Дело № 012655, л.42-45 (оригинал заявления стр.39-41).
         {5} - Щорсовский исторический мемориальный музей. Дом-музей. (ЩИММ ДМ). Обстоятельства гибели героя Гражданской войны Н.А.Щорса. Машинописная справка. стр. 27-39.
         {6} - Там же. Стр.34-36.
         {7} - Дубовой И.Н. Мои воспоминания о Щорсе. Гос. военное издательство "На Вартi" Киев. 1935 г. стр.40.
         {8} - Дроздов А.А., Петриковский С.Р. "Николай Щорс. Эксгумация 1949 года"
         {9} - Фаріон Дж. Коростень: Останній бій Миколи Щорса. с.12.
         {10} - Аралов С.И. Ленин вел нас к победе. Политиздат, 1989. стр.152.
         {11} - ЩИММ ДМ Обстоятельства гибели героя Гражданской войны Н.А.Щорса. Машинописная справка. стр.1-6.
         {12} - "Интернет-сайт: "Унеча. Взгляд из Южно-Сахалинска"".



Ваши коментарии, сделанные к статье, будут видны после одобрения модератором.

Ваше имя       

Ваш e-mail       

Ваше сообщение       


Коментарии








Вы можете разместить в этом разделе свою работу, если она по тематике соответсвует или близка к тематике данного сайта и раскрывает историю 1-й Советской Украинской, 44-й стрелковой дивизии, либо судьбы людей к ним причастных.


Ленченков Валерий. О щорсовских дивизиях, преемниках и последователях

Пшанцева Мария. Письмо из Рязани. Очерк.

Ленченков Валерий. История одного письма. Документальная история.

Суворов Р.Н. Помним Вас, товарищ генерал! Очерк.

Горр А.Д. "...оленеводы и рыбаки иначе как "Счастливый путь" его не называли"

Сизова (Корытова) Г.Г. Да разве об этом забудешь!

Кутьков Н.П. Статья о Фёдоре Галактионовиче Миронове

Ленченков В.В. Шел под красным знаменем командир полка.

Сыроватский Н.И. Герои Украинского подполья

Васильев В. Фоторепортаж

Музыкальная страничка

Васильев В., Ленченков В. Война лейтенанта Малого

Киселев О. Немного статистики по поражению 44-й стрелковой дивизии

Ленченков В., Васильев В. 9-я рота

Киселев О. К вопросу о зимнем обмундировании 44-й дивизии

Ленченков В. Но разведка доложила точно...

Лебедева Н. Не полученная награда

Ракшин О. Памятник Щорсу

Ракшин О. Николай Щорс. Возвращение в Самару

Гимпельсон Е., Пономарёв Е.
А были ли убийцы? Тайна гибели легендарного начдива Н.А. Щорса: взгляд сквозь годы.


Дроздов А., Петриковский С. Николай Щорс. Эксгумация 1949 года.

Петриковский С. Ответ на статью "А были ли убийцы?"

Ленченков В. "Николай Щорс. Так были ли убийцы?"

Киселев О. Динамика потерь личного состава Красной Армии в ходе сражения за Суомуссалми

Горохова Л. Когда же ты придешь с войны?

Ракшин О. Человек Великой Смуты. Николай Щорс

Градовский П. В снегах Суоми

Ленченков В. Судьба человека своего поколения....










Главная  |  История  |  Хронология  |  Командование  |  Документы  |  Воспоминания  |  Приложения  |  Карта сайта  |  Гостевая книга

    © 2009 г. Ленченков Валерий Владимирович