Написать письмо

Киселев Олег Николаевич

Динамика потерь личного состава Красной Армии в ходе сражения за Суомуссалми

1. Вопрос о потерях Красной Армии под Суомуссалми в отечественной и зарубежной историографии.

         Название затерянной среди глухих лесов северной Финляндии старинной деревушки Суомуссалми, центра одноименного прихода провинции Кайнуу губернии Оулу, зимой 1939-1940 гг. стало широко известно во всем мире. Сражение, шедшее здесь с начала советско-финляндской войны, известной в западной историографии как "зимняя война", неожиданно для всех в первой декаде января завершилось сокрушительным разгромом вторгшихся на территорию Финляндии соединений Красной Армии. Страницы западной прессы заполнили фотографии дороги Раате, идущей от Суомуссалми к советской границе, и самого Суомуссалми, буквально усеянных брошенным имуществом, техникой и вооружением, еще недавно принадлежавшим советским 163-й и 44-й стрелковым дивизиям, входившим в состав 47-го стрелкового корпуса 9-й армии. Победителю достались огромные трофеи, одних только танков было захвачено не намного меньше, чем располагала вся финская армия к началу войны. События под Суомуссалми по праву считаются классическим примером успешных действий зимой на сильнопересеченной местности против превосходящего противника.
         Для советской стороны поражение под Суомуссалми стало лишь одним из неприятных эпизодов, случившихся на второстепенном направлении. Пусть и приведший к полному срыву советских планов в отношении северной Финляндии. После небольшого разбирательства и наказания тех, кого сочли виновным, трагедию под Суомуссалми постарались забыть. В суете непростых военных будней советскому командованию было банально некогда заниматься глубоким анализом произошедшего.
         В Финляндии же сражение под Суомуссалми сразу начало приобретать черты эпического события, быстро обраставшего легендами и мифами. Журналисты не жалели красок, описывая подвиги финских солдат и масштабы поражения противника. Свои воспоминания о сражении оставили сразу несколько участников событий, от командующего Северо-финляндской группы войск до офицеров пехотных батальонов, сражавшихся под Суомуссалми. Выпущенная "по горячим следам" книга командира финской 9-й пехотной дивизии полковника Х. Сииласвуо стала настоящим бестселлером, пережив четыре переиздания только в 1940 году. Эти работы явились фундаментом для формирования в 1950-1970 годы классического представления о ходе сражения и его итогах и, наряду с финскими архивными документами, в том числе трофейными советскими, легли в основу многих научных работ на эту тему.
         Одним из "узких" и наиболее мифологизированным моментом в западной вообще и финской в частности историографии сражения за Суомуссалми является вопрос о величине людских потерь Красной Армии. В силу недоступности соответствующей информации из советских архивов, на протяжении нескольких десятилетий пишущие о Суомуссалми авторы были вынуждены довольствоваться собственными или чужими оценочными данными. В результате "вилка" советских потерь до начала 1970-х годов имела огромный разброс, только безвозвратные потери разными авторами оценивались от 20 до 29 тысяч человек. Это означало, что соотношение безвозвратных потерь финских и советских войск в районе Суомуссалми по западным данным колебалось в совершенно фантастическом диапазоне от 1 к 20 до 1 к 39!
         К сожалению, несмотря на уже два с лишним десятилетия, прошедших с открытия отечественных архивов для широкого круга исследователей, полной ясности в вопрос о потерях РККА в боях за Суомуссалми до сих пор не внесено ни западными, ни отечественными исследователями, хотя в этом вопросе в последние годы наметился заметный прогресс.

         Вопрос о величине советских потерь в сражении за Суомуссалми был поднят в начале января 1940-го года, едва завершилось само сражение. Уже 8 января финские газеты опубликовали очередную сводку Штаб-квартиры финских вооруженных сил, в которой были приведены первичные данные по захваченным в районе Суомуссалми трофеям - 102 различных орудия, 43 танка, 10 бронемашин, самолет, 20 тракторов, 278 автомашин, в том числе 16 с зенитными пулеметными установками, 1170 лошадей, 46 автоматических винтовок в числе множества других, 47 полевых кухонь. Эту информацию немедленно распространили и западные телеграфные агентства. А вскоре за этими публикациями последовали и оценки людских потерь Красной Армии в боях под Суомуссалми. 13 января газета финской Коалиционной партии "Ууси Суоми" перепечатала статью из шведской газеты "Свенска Дагбладет" под названием "Стоимость военных трофеев в Суомуссалми - около 500 миллионов финских марок". В статье, помимо прочего, утверждалось, что "по меньшей мере, 20000 русских было уничтожено или взято в плен, а часть вражеских отрядов загнана назад в лес. Только небольшой части из них удалось вернуться в Россию".
         Резонанс в мировой печати получился настолько большим, что СССР вынужден был принять срочные контрмеры, которые больше походили на неуклюжие оправдания. Газета "Красная звезда" 14 января опубликовало "Опровержение Штаба Ленинградского военного округа", в котором, в частности, сообщало "Иностранные агентства, особенно же агентство Гавас… утверждают, что в боях в районе Суомуссалми 44-я советская дивизия "потеряла 14.000 человек". Это утверждение представляет сверхъестественную фантазию его незадачливых авторов. 44-я дивизия всего-то имела на фронте не более десяти тысяч человек, - как могла она потерять 14 тысяч человек? На самом деле советские войска имели здесь потери не более 900 человек, причем потери эти объясняются больше внезапно наступившими морозами, чем действиями финских войск. Но иностранные сплетники старательно умалчивают о том, что финские войска потеряли здесь убитыми и ранеными не менее 2000 человек, причем финские шюцкоры зверски добивали своих раненых, чтобы не оставить "языки" в руках советских войск". Однако в руках иностранных журналистов, помимо слов, были также веские наглядные доводы. Так американский журнал "Лайф" в конце января - начале февраля 1940 года опубликовал серию фоторепортажей с места разгрома 44-й стрелковой дивизии, на которых были запечатлены брошенная советская техника и вооружение, а также пленные красноармейцы, свидетельствующие о масштабах катастрофы, постигшей Красную Армию.
         Источник происхождения сведений о советских потерях, опубликованных шведским репортером и перепечатанных финскими газетами, мы уже теперь, наверное, никогда не узнаем. Однако эти данные в том или ином виде продолжали фигурировать в финской историографии "зимней войны" еще несколько десятилетий, обрастая новыми деталями и увеличиваясь в размерах. Своего рода "рекорд" был установлен американским журналом "Милитари Ревю". В размещенной в декабрьском выпуске 1949 года статье потери Красной Армии были оценены в 27,5 тыс. человек убитыми и 1,5 тыс. пленными! Интересно, что главнокомандующий финской армией во время "зимней войны" К.Г. Маннергейм в своих мемуарах, изданных впервые в 1950 году, тактично обошел вопрос о потерях советской стороны в личном составе, указав, что "точно сосчитать потери противника не удалось, так как глубокий снег скрыл как убитых, так и замерзших". Под эти, в общем и целом оценочные данные, делались попытки подвести и фактологическую базу. Например, генерал-майор финской армии и автор нескольких книг по истории "зимней войны" и войны 1941-44 годов Вейкко Кархунен, принимавший активное участие в сражении за Суомуссалми, в 1970 году выпустил монографию о боевом пути Каянского батальона. В ней автор утверждает, что к августу 1940 года финские похоронные команды захоронили около 22,5 тысяч тел погибших красноармейцев, а еще около 300 тел было передано советской стороне в марте того же года. Кроме того, и эти данные автор не считает окончательными, поскольку часть убитых и раненных "советам" удалось вывести с поля боя.
         В начале 1970 годов финский военный историк, майор Калеви Усва подготовил исследование о боевых действиях финских войск в северной Финляндии, в которой рассчитал новые цифры потерь советских войск под Суомуссалми - 22,5 тысячи человек убитыми, пленными, раненными и пропавшими без вести. Исследование было опубликовано в 1975-76 годах в Финляндии двумя частями в военно-историческом ежегоднике "Наука и оружие". Однако уже в 1971 году увидела свет одна из классических западных работ об истории советско-финской войны - "Белая смерть: эпос советско-финляндской зимней войны", принадлежащей перу американского историка Аллена Чью. В ней автор, со ссылкой на еще неопубликованную работу К. Усва, озвучил выведенные им цифры (22,5 тыс. - потери 163-й и 44-й дивизии, а также 3-го полка НКВД, в том числе около 1300 пленными). Там же приведены и данные по потерям финских войск в битве - 600 человек убитыми, 133 пропавшими без вести и около 1200 раненными. Таким образом, общее соотношение потерь понизилось до 1 к 12 в пользу финской армии.
         Рассчитанные К.Усва потери вошли в изданную в конце 1970-х годов официальную финскую "Историю зимней войны" в 4-х томах, и, таким образом, отражали официальную финскую оценку советских потерь под Суомуссалми. Методика расчета, принятая Усва, подразумевала выведение общей цифры потерь путем вычисления процентов от "штатной" численности советской дивизии, которая почему-то была взята за 18 тыс. человек. Таким образом, численность 163-й дивизии вместе с корпусными частями 47-го стрелкового корпуса оценивалась в 23 тысячи человек, а её общие потери - в 25-30%, т.е. 5800-6900 человек. Потери 44-й дивизии были оценены примерно в 70% "штатной" численности. К этому стоит прибавить еще 1500 взятых в плен бойцов и командиров РККА и потери 3-го полка НКВД. Однако остается непонятным, как рассчитывались проценты потерь.

         В Советском Союзе тему сражения за Суомуссалми официальная историография старательно обходила стороной. Немногочисленные работы или статьи в основном были связаны с описанием героизма бойцов и командиров Красной Армии или рассмотрением отельных аспектов или эпизодов сражения. Неудивительно, что данные о потерях в нем советских войск не публиковались, если не считать таковым упомянутое выше "Опровержение Штаба ЛВО", либо описывались в самых общих чертах. В этом отношении достаточно характерным является упоминание событий под Суомуссалми в мемуарах Маршала Советского Союза К.А. Мерецкова: "Хуже получилось с другой дивизией, переброшенной на фронт из украинских степей без предварительного обучения бойцов в условиях лесисто-болотисто-холмистой местности и глубоких снегов. Эта дивизия сражалась не на том участке, которым я в тот момент руководил, но мне рассказали о ее судьбе. Она оказалась в совершенно непривычной для нее обстановке и понесла тяжелые потери, а комдив погиб". Таким образом, приводимые западными историками данные о потерях Красной Армии на протяжении нескольких десятилетий не подвергались никакой критике со стороны советских историков и де-факто являлись единственно существующей версией, если, конечно, не считать расхождений внутри неё самой.
         Постепенный сдвиг в отношении оценки советских потерь под Суомуссалми отечественными исследователями был связан с открытием архивов. Уже в 1991 году произошел своего рода прорыв в этом отношении, когда сотрудник Центрального Государственного Архива Советской Армии О.А. Дудорова опубликовала в "Военно-историческом журнале" выдержки из журнала боевых действий 44-й дивизии и данные штаба о её потерях в первой декаде января 1940-го года. Согласно этим сведениям, с 1 по 7 января дивизия потеряла 4756 человек, в том числе убитыми и пропавшими без вести 3244. Поскольку именно бои 44-й дивизии на дороге Раате в этот период (или "вторая битва при Суомуссалми" в финской историографии) являлись одним из ключевых моментов всего сражения, это означало, что все предыдущие десятилетия зарубежные исследователи существенно завышали число советских потерь. Эти же данные были опубликованы в специальном выпуске журнала "Родина" в 1995 году, подготовленном совместно российскими и финскими исследователями и историками. В целом данные о потерях 44-й дивизии за 1-7 января подвергались лишь незначительной корректировке. Так, например, в "Книге памяти" советско-финляндской войны указаны следующие сведения: дивизия потеряла убитыми около 2200 человек, пропавшими без вести- свыше 1500, ранеными - свыше 1500. Всего же с учётом больных и обмороженных из строя выбыло около 6000 человек. В вышедшей в 2009 году работе Б. Иринчеева "Оболганная победа Сталина. Штурм Линии Маннергейма" названа общая цифра потерь в 4674 человека (не учтены обмороженные), но там же содержится распределение потерь дивизии по входящим в её состав частям. Необходимо отметить также работу П.А. Аптекаря "Советско-финские войны", вышедшую в 2004 году. В ней впервые со ссылкой на документы РГВА были опубликованы сведения о потерях 163-й дивизии за декабрь, по данным автора составившие 890 человек убитыми, 1415 раненными и почти 300 обмороженными, а так же данные о потерях дивизии с 20 декабря по 1 января.
         Несмотря на существенные противоречия с финскими данными, практически никто из отечественных исследователей не пытался анализировать или критически рассмотреть данные о потерях советских войск под Суомуссалми. Чуть ли не единственным исключением является кандидат исторических наук К.М. Александров, подготовивший большую статью о боевых действиях 9-й армии для сборника "Советско-финляндская война 1939-1940". Говоря о санитарных потерях 44-й дивизии он пишет: "Официальная цифра штаба дивизии за 1-7 января 1940г. - 1512 человек - не может считаться безусловной. Естественно, в вышеприведенные сведения не включаются цифры потерь до 1 января 1940 г., поэтому сведения О. А. Дудоровой и П. А. Аптекаря, оценивающих общие потери дивизии в 30 % ее личного состава, нам кажутся справедливыми только в части безвозвратных". Далее автор утверждает, что по его подсчетам, только безвозвратные потери советских войск в секторе Суомуссалми составили "не менее 15 тыс. бойцов и командиров". Однако по каким-то причинам автор не пожелал объяснить, почему он считает данные Дудоровой и Аптекаря заниженными, и никак не раскрывает методику своих расчетов, на основании которых он вывел цифру потерь в 15 тыс. человек. Кроме того, доверие к выводам К.М. Александрова существенно снижает большое количество фактических ошибок в его статье, а также небрежность в работе с источниками. Так со ссылкой на некую хранящуюся в его личном архиве машинопись безымянного российского архивиста, автор утверждает, что безвозвратные потери 44-й дивизии "согласно отечественным архивным документам", составили 4,5 тысячи человек. При этом архивные данные о безвозвратных потерях, предоставленные О.А. Дудоровой и П.А. Аптекарем, полностью игнорируются, а противоречие никак не объясняется, хотя в вопросе санитарных потерь, как можно видеть выше, К.М. Александров ссылается именно на работы Дудоровой и Аптекаря.
         Оценки потерь Красной Армии, сделанные в 1940-70-х годах, оставались актуальными для западной историографии вплоть до начала XXI века, несмотря на появившиеся российские исследования, которые по идее должны были повлиять на устоявшуюся в Финляндии точку зрения. Весьма показательно, что подготовленный в 2002 году проект мемориального комплекса павшим в сражении за Суомуссалми солдатам Финляндии и СССР подразумевал установку около 20 тысяч камней вокруг непосредственно монумента. В проекте прямо указывалось, что "для каждого погибшего солдата должен быть установлен мемориальный камень". В таком виде мемориал и был открыт в феврале 2003 года. Не менее показательно выглядит и прошедшая в марте 2004 года в Суомуссалми военно-историческая конференция. По сообщению участвовавшей в конференции начальника отдела информационного обеспечения РГВА Н.Е. Елисеевой, "острая дискуссия шла по вопросу о численности погибших. По сообщениям финских историков в боях под Суомуссалми были уничтожены две советские дивизии, и число павших достигает 25 000 человек. По данным российских историков и в соответствии с документами Российского государственного военного архива в этом районе погибло от 5000 до 7000 бойцов и командиров Красной Армии". Необходимо заметить, что на той же конференции отмечалось, что "безусловно, абсолютную цифру пока назвать невозможно - она будет установлена, видимо, только на основе поименного списка погибших".
         Очевидно, не будет ошибкой утверждение, что серьезный пересмотр прежней позиции в финской историографии сражения за Суомуссалми начался только в последние десять лет. Связано это в первую очередь с публикацией на финском языке работ российского историка Ю.М. Килина (совместно с финским историком А. Раунио) и украинского историка О.И. Божко, посвященных боевым действиям в районе Суомуссалми. В этих работах даны не только подробные сведения о потерях 44-й стрелковой дивизии, но и описан ход боевых действий на основе российских архивных документов, что позволило по-новому взглянуть на некоторые аспекты сражения. В результате, вышедшие в последние годы в Финляндии работы о боях на дороге Раате, хотя и с оговорками, оперируют уже новыми данными о потерях 44-й дивизии.

2. Динамика потерь Красной Армии в ходе сражения за Суомуссалми по документам Российского Государственного Военного Архива.

         Несмотря на явный прогресс в изучении вопроса потерь советских войск в боях за Суомуссалми в последние годы, нельзя не отметить, что на сегодняшний момент тема эта остается открытой. Прежде всего, потому, что основное внимание историков сосредоточено на "второй битве за Суомуссалми", т.е. боях на дороге Раате 1-7 января, в ходе которых была разбита 44-я стрелковая дивизия. В этой связи потери 163-й дивизии, частей корпусного и армейского подчинения в ходе боев с 30 ноября и до конца декабря 1939 года часто остаются вне зоны внимания исследователей. Довольно характерным примером в этом отношении может служить упомянутая выше книга Ю.М. Килина и А. Раунио "Битвы зимней войны". В ней достаточно подробно описана т.н. "первая битва за Суомуссалми", однако потери личного состава 163-й дивизии в ней отражены лишь фрагментарно, потери же не входивших в состав дивизии частей не отражены вовсе. Зато по 44-й дивизии потери расписаны подробно, но только за период 1-7 января 1940 года.
         Между тем, хранящийся в Российском Государственном Военном Архиве огромный пласт документов частей и соединений советской 9-й армии, позволяют не только в деталях восстановить картину событий, но и проследить за динамикой потерь Красной Армии в сражении за Суомуссалми.

         При рассмотрении потерь будет использоваться, прежде всего, один из прямых методов оценки потерь - оценка по данным списочного (численного) учета потерь. В нашем случае это донесения и сводки о потерях, предоставляемые штабами частей и соединений, а также информация других инстанций (прежде всего политотделы и особые отделы НКВД). Поскольку сведения о потерях из боевых донесений, оперативных сводок и других оперативных документов уровня полк-дивизия, зачастую либо сохранились фрагментарно, либо по каким-то причинам не подавались, за основу расчета будут взяты обобщенные данные о потерях, подаваемые штабом 47-го стрелкового корпуса, формально руководившего боевыми действиями в районе Суомуссалми. Штаб корпуса должен был подавать такие сведения раз в пятидневку, но на практике этот процесс был относительно упорядочен только с 20 декабря. Использовать данные штаба корпуса удобнее в первую очередь потому, что они включают сведения о потерях частей, не починявшихся или временно выведенных из подчинения командира сражавшейся в Суомуссалми 163-й дивизии, но также принимавших участие в сражении. Кроме того, мы попробуем для оценки достоверности полученных данных использовать и балансный метод учета людских потерь, в частности, где это возможно, сравнить численность частей и соединений к началу и концу сражения.
         При рассмотрении категорий потерь к безвозвратным потерям мы относим погибших в бою, пропавших без вести и попавших в плен. К сожалению, обнаружить сколько-нибудь подробные сведения о небоевых безвозвратных потерях, т.е. погибших в плену, умерших на этапах санитарной эвакуации и в госпиталях, погибших в результате ЧП, осужденных к высшей мере наказания и самоубийцах не удалось. Сведения об умерших раненных, вероятнее всего, учтены в сведениях о раненных, а погибшие в плену - как пропавшие без вести. Остальные категории, с большой долей уверенности, не оказывают на общее число потерь принципиального значения. К санитарным потерям традиционно относят раненных, контуженных, больных, обмороженных и обожженных военнослужащих, эвакуированных из района боевых действий в лечебные учреждения на сутки и более. Однако из советских донесений фактически выпала категория небоевых санитарных потерь - больные и частично обмороженные. Поэтому санитарные потери Красной Армии в период боев за Суомуссалми будут сравнительно полно представлены только в отношении боевых потерь.

         Прежде чем перейти непосредственно к вопросу о потерях, следует рассмотреть состав и численность советской группировки, принимавшей непосредственное участие в боях за Суомуссалми. Это важно еще и для того, чтобы наглядно представлять, почему даже самые осторожные финские оценки советских потерь оказались серьезно завышены. Причина этого, прежде всего, в существенной переоценке численности советской группировки.
         Всю первую фазу сражения, до конца декабря 1939 года, основная тяжесть боев лежала на плечах 163-й стрелковой дивизии 47-го стрелкового корпуса. Как было указано выше, официальная финская история "зимней войны" считает, что вместе с частями усиления дивизия насчитывала около 23 тысяч человек. Формирование дивизии началось в Тульской области в августе 1939 года и завершилось к 15 сентября в составе трех стрелковых полков, артиллерийского полка, разведывательного батальона, противотанкового дивизиона, специальных и тыловых частей и подразделений. К этой дате в составе дивизии числилось 12743 бойца и командира. На момент формирования 9-й армии (16 ноября) прибывшая в её состав дивизия насчитывала уже 14382 человека. Однако в составе армии у 163-й СД были изъяты 529-й стрелковый полк и 1-й дивизион 365-го артполка. Взамен их в дивизию включили 81-й горно-стрелковый полк и 2-й дивизион 86-го горно-артиллерийского полка. Передаваемые части имели в своем составе хорошо подготовленных кадровых солдат, но были существенно меньше по составу. В результате передачи численность 163-й СД уменьшилась до 12762 человек. В этом составе дивизия и перешла границу 30 ноября 1939 года.
         Наряду со 163-й СД в первой фазе сражения приняли достаточно активное участие части, находящиеся в непосредственном подчинении штаба 47-го стрелкового корпуса, а также некоторые подразделения из состава частей непосредственного армейского подчинения. В основном эти части и подразделения обеспечивали охрану и оборону коммуникаций 163-й СД, идущих от Суомуссалми на север. Корпусные части (штаб и управление корпуса, 246-й отдельный саперный батальон и 273-й отдельный батальон связи) насчитывали в своем составе в общей сложности 2176 человек. Кроме того, корпусу были подчинены зенитно-артиллерийский дивизион и корпусный артполк, но они находились в глубоком тылу армии и фактического участия в сражении не принимали. Из армейских частей непосредственно на фронте с середины декабря действовали сводная рота из состава 14-го дорожно-эксплуатационного полка (180 человек) и рота 13-го военно-машинно-дорожного батальона (174 человека). Кроме того, эпизодически в боях участвовали отдельные подразделения из состава 22-го отдельного батальона охраны штаба 9-й армии и пограничники 1-го Калевальского пограничного отряда. Таким образом, общая численность 163-й СД, корпусных частей и подразделений усиления составляла не 23 тысячи человек, а максимум 15,5-16 тыс., причем эти подразделения были разбросаны на большой территории, неся охрану примерно 50 километров рокадной дороги от Суомуссалми на юге до озера Пииспаярви на севере. Фактически непосредственно в Суомуссалми находились 81-й и 759-й стрелковые полки дивизии, часть дивизионной артиллерии, штаб дивизии и некоторые специальные подразделения (связисты, саперы) - согласно нашим расчетам, не более 7-7,5 тыс. человек.
         44-я СД по состоянию на 7 декабря имела в своем составе 16716 человек. В отличие от 163-й СД, в состав дивизии дополнительно входил отельный танковый батальон и гаубичный артполк. Однако следует учитывать, что разведывательная рота и 2-й батальон 305-го стрелкового полка (всего около 1000 человек) были выделены из состава дивизии и направлены на ребольское направление. Таким образом, в сражении за Суомуссалми участвовали не 18 тыс. бойцов и командиров 44-й СД, а максимум 15,7 тыс. Однако необходимо учесть, что на фронт успели выйти не все части дивизии. 179-й гаубичный артполк в боях не участвовал, поскольку не успел прибыть в район боевых действий в полном составе (1485 человек). Из его состава на дороге Раате действовали только два небольших отряда численностью в 80 и 150 человек. Тоже можно сказать о 12-м отдельном батальоне связи и большинстве тыловых частей и учреждений дивизии. Общую численность подразделений, не участвовавших в боях на дороге Раате 1-7 января или участвовавших в них незначительными силами, можно оценить приблизительно в 3,5 тысячи человек. К ним также следует добавить 1-й батальон 305-го стрелкового полка (около 800 человек), который в середине декабря был направлен на усиление 163-й СД и действовал в её составе. Тем не менее, этот батальон вернулся в состав 44-й СД уже 9-10 января и принял участие в заключительных боях на дороге Раате. Таким образом, общую численность сражавшихся в период с 1 по 7 января на дороге Раате бойцов и командиров 44-й дивизии можно оценить в 11-12 тыс. человек. Сюда же следует отнести и 3-й полк НКВД, отвечавший за охрану дороги Раате в тылу 44-й дивизии и принимавший активное участие в боях 1-7 января. Полк был сформирован к концу декабря и имел в своем составе 1500 человек.

         Части 163-й дивизии пересекли границу Финляндии в 8.30 утра 30 ноября. Наступление шло двумя колоннами - по дороге Раате на Суомуссалми наступала южная группа в составе 759-го СП и приданного ему 204-го противотанкового дивизиона. Основные силы дивизии составляли северную колонну, наступавшую в 50 километрах севернее через деревню Юнтусранта имея в голове колонны 81-й ГСП. Уже к вечеру 7 декабря 81-й полк, пройдя с боями около 70 километров, с севера ворвались в Суомуссалми, вынудив финские части отступить на юг от деревни. На следующий день с востока в деревню вошел 759-й СП.
         Восемь дней наступления на Суомуссалми дались 163-й дивизии сравнительно "малой кровью". С 30 ноября по 7 декабря включительно в боях было убито 69 человек, еще 183 получили ранения и 53 - обморожения 1 степени. Основные потери пришлись на 759-й полк, плохо обученным бойцам которого пришлось прорываться через заранее созданные финнами оборонительные полосы. Несколько попыток обхода финских позиций по лесу, предпринятые командованием полка, в итоге закончились разгромом 9-й стрелковой и 3-й пулеметной рот полка, попавших в огневой мешок в ночь с 3 на 4 декабря. В результате по данным штаба дивизии из 138 человек личного состава двух рот было убито 34 человека, ранено 50 и обморожено 40. Полковник Сииласвуо в своей книге позже утверждал, что "около 100 человек противника остались на поле боя, один офицер и девять солдат были взяты в плен". Уже на этом этапе командованием отмечались высокие потери комначсостава в полку. К 6 декабря только убитыми 759-й СП потерял четырех средних командиров, политрука роты и шесть командиров взводов. Для сравнения, 81-й ГСП за время своих самых тяжелых боев в этот период (с 4 по 7 декабря), потерял убитыми 13 человек и раненными 41. Интересно, что и в этом полку отмечается достаточно высокий уровень потерь комначсостава, правда раненными: три лейтенанта, семь младших командиров и один политрук. Общие потери полка с начала войны составили 25 человек убитыми и 128 раненными, в том числе 13 средних командиров и политработников.
         9 декабря была предпринята попытка форсировать озеро южнее Суомуссалми, но из-за плохо организованной атаки брошенные на лед две роты 81-го полка были блокированы финнами и вырвались назад с тяжелыми потерями. Не помогла исправить ситуацию и введенная позже в бой разведрота полка. Потери за день оставившими в общей сложности 23 убитыми, 42 раненными, 43 пропавшими без вести и 43 обмороженными. В числе потерь было два командира рот, пять командиров взводов и отделений и два политрука. Это был тяжелейший удар по боеспособности дивизии, поскольку практически все погибшие и выбывшие из строя были хорошо подготовленными кадровыми бойцами и командирами.
         Одновременно неудачей закончилась попытка основных сил 662-го СП дивизии прорваться на север в направлении шоссе Кусамо - Оулу. Эта группа получила название "группа полковника Шарова" или "северная группа 163-й дивизии" и состояла из усиленного артиллерией 662-го СП без одного батальона и одной роты. В период с 6 по 15 декабря группа Шарова несколько раз пыталась прорвать финскую оборону на озере Пииспаярви, но успеха не добилась. В "Политдонесениях" 47-го СК потери за 7-10 декабря указаны как 45 человек убитыми и 32 раненными, а за 14 декабря - 14 человек убитыми и 84 раненными (в эти дни полк проводил атаки с целью форсировать озеро). Согласно оперативной сводке 662-го СП только за 10 декабря потери составили 11 человек убитыми, 32 раненными и 15 заболевшими, а за 14-15 декабря - 23 человека убитыми и 101 раненными. Кроме того, известно, что попавшая в окружение 7 декабря рота полка смогла вырваться с тяжелыми потерями, составившими 17 человек убитыми, 38 раненными и 10 обмороженными. По обобщенным данным, приведенным в донесении Особого отдела армии, в боях 6-7, 10 и 14-15 декабря 662-й полк потерял 419 человек, в том числе 93 убитыми, 22 пропавшими без вести, 183 раненными и 121 обмороженными.
         Между тем, обеспокоенная развитием событий в районе Суомуссалми Штаб-квартира финской армии спешно начала усиление действующих там войск за счет находившейся в районе Кеми - Оулу 9-й пехотной дивизии. На основе её 27 пехотного полка была сформирована пехотная бригада под командованием полковника Сииласвуо и направлена к Суомуссалми, включив уже действующие там два отельных батальона и две отдельных роты. Уже 11 декабря финские войска перешли в контрнаступление с задачей отбить у РККА Суомуссалми, окружив и уничтожив находившиеся там советские силы. В течение 11-17 декабря в районе Суомуссалми шли ожесточенные бои, финским войскам на некоторое время удалось даже окружить южную группу 163-й дивизии, перехватив обе идущие из Суомуссалми дороги. Хотя идущую на север рокаду удалось, в конце концов, очистить, дорога Раате оказалась перерезана противником. В ходе этих боев финским отрядам удавалось несколько раз прорываться к обозам и даже штабу 163-й дивизии, вызывая неразбериху и, как следствие, серьезные потери среди обороняющихся. Для деблокады южной группы дивизии командование корпуса и армии было вынуждено направить к Суомуссалми дополнительные силы в лице большей части 246-го отдельного саперного батальона, а также упомянутых выше сводной роты 14-го ДЭП и роты 13-го ВМДБ. Одновременно 15 декабря со стороны дороги Раате к финским позициям в 10 километрах восточнее деревни подошли передовой батальон 44-й СД. Несмотря на ввод в бой танков и артиллерии, в ходе боев с 15 по 20 декабря прорвать финский заслон дивизии не удалось. Еще одну попытку отбить Суомуссалми финны предприняли 20 декабря, но потерпели неудачу, после чего на фронте установилось относительное затишье.
         К 17 декабря, согласно советским документам, общие потери южной группы 163-й дивизии составили 1253 человека. В том числе убитых 327, раненных и обмороженных 764 и 162 пропавших без вести. Процент комначсостава в числе потерь по-прежнему оставался довольно высоким, дивизия недосчиталась 76 командиров и 168 младших командиров. Половина потерь относилась на счет 759-го полка, вынесшего основную тяжесть боев непосредственно за Суомуссалми 11-15 декабря. Полк потерял 630 человек, еще 377 бойцов и командиров лишился 81-й ГСП. Однако относиться к этим сведениям следует достаточно осторожно, поскольку потери 662-го полка согласно им же составили 68 человек убитыми, 45 пропавшими без вести и 114 раненными и обмороженными, что противоречит вышеприведенным данным по полку. Хотя не исключено, что штаб дивизии при подготовке этих сведений просто не имел полных сведений о действующем в отрыве от него 662-м СП и включил их в следующий отчет. Согласно материалам того же архивного дела, потери 163-й дивизии с 15 по 22 декабря составили 224 человека убитыми, 739 раненными и обмороженными и 186 пропавшими без вести - всего 1149 человек.
         Представленные данные к 17 декабря являются неполными, поскольку в них, к примеру, отсутствуют сведения о потерях отрядов, действовавших на рокаде 15-17 декабря с задачей деблокирования южной группы 163-й дивизии. Известно, что 246-й отдельный саперный батальон по состоянию на 15 декабря, т.е. фактически после первого дня боев, потерял убитыми тринадцать человек, в том числе трех средних и одного младшего командира, 23 красноармейца раненными и 75 (!) обмороженными. Штаб 47-го корпуса к 20 декабря представил свои собственные данные о потерях, представленные в таблице 1. Очевидно, эти данные включают не только потери за 17-20 декабря, но и неучтенные ранее потери действующих на рокаде отрядов.

Табл.1. Потери 163-й стрелковой дивизии с 30.11.39 по 20.12.39.
ВИДЫ ПОТЕРЬКомначсостав*Младший
начсостав
РядовыеВсего
Убито5384400537
Ранено76119769964
Пропало без вести220186208
Обморожено--229229
ВСЕГО13115841938229

                  * - Здесь и далее по термином "комначсостав" подразумевается старший и средний командный состав, политсостав, военно-технический, военно-медицинский, военно-ветеринарный и административный состав.

         Попытки прорваться к Суомуссалми 44-й дивизии обошлись ей в 151 бойца и командира, в том числе 28 убитыми и пропавшими без вести и 123 раненными. Уже традиционно высок был процент потерь командно-политического состава - на 114 убитых и раненных красноармейцев приходилось 37 командиров и политработников.
         Таким образом, можно оценить потери советской стороны в боях за Суомуссалми с 11 по 20 декабря примерно в 1200-1300 человек, в том числе 1100-1200 бойцов и командиров непосредственно 163-й СД. Учитывая, что на 11 декабря в районе Суомуссалми находилось около семи тысяч бойцов и командиров дивизии, из строя выбыло 15-17% личного состава. Если учесть, что после прорыва финнов к штабу дивизии 12 декабря от Суомуссалми были отведены некоторые тыловые части, например 298-й медсанбат и 79-й вьючный транспорт, картина становится еще более неприглядной.

         Необходимо отметить, что начиная с 11 декабря, финны стали оказывать давление на сильно растянутые коммуникации советских войск в районе Суомуссалми. Главным образом это были диверсионные нападения сравнительно небольших групп (от взвода до роты). Поскольку на первом этапе охрана коммуникаций не была систематизирована, противнику удавалось наносить довольно чувствительные удары. Одной из основных жертв нападений стали небольшие автоколонны, вывозившие раненных из Суомуссалми в тыл. Так 11 декабря финны уничтожили колонну из 5 автомашин, на следующий день - еще две машины (погибли 14 раненных). 14 декабря в ходе очередного нападения на санитарную колонну было убито 36 раненных и медсестра и ранено еще пять человек. Нападениям подвергались не только раненные. Так 12 декабря попала в засаду группа машина с 12 красноармейцами телеграфно-строительной роты, в результате чего погибли шесть и были ранены пятеро бойцов.
         Командование армии 14-15 декабря выпустило указаний, регламентирующих правила передвижения в тылу. В частности, полностью были запрещены передвижения отдельных машин и бойцов в ночное время, установлен жесткий режим передвижения для местного населения на занятых территориях и т.д. Эти меры позволили несколько снизить потери от диверсионных нападений, но полностью устранить опасность не могли. Так, 18 декабря очередному нападению подверглась колонна с раненными и больными, но благодаря наличию охраны финны не смогли подойти близко и потери выразились в одном убитом и четырех раненных красноармейцах. В ночь на 20 декабря в руки диверсантов попал представитель политотдела 47 корпуса батальонный комиссар Николаев и несколько следовавших с ним политработников. Вся группа была уничтожена, а в руки финских диверсантов попали важные документы, находившиеся при Николаеве. В целом же нужно отметить, что диверсионные нападения финских отрядов на рокаду хотя и доставляли неприятности советскому командованию, серьезно на боеспособности 163-й дивизии не отразились. Фактически охраной и обороной рокады занимались, главным образом, тыловые подразделения дивизии (месанбат, обозные подразделения полков и т.д.), а также корпусные части и приданные корпусу отряды из частей армейского подчинения. Единственным исключением был отряд полковника Шарова, с 19 декабря занимавшийся прикрытием дальних подступов к штабу корпуса с севера.

         С 20 по 24 декабря на фронте установилось относительное затишье, нарушаемое периодическими попытками финских отрядов атаковать коммуникации советских частей. Единственным исключением стала предпринятая Сииласвуо атака против вышедших на дорогу Раате передовых частей 44-й СД. Хотя в целом задуманный Сииласвуо разгром сосредоточившихся в 10 километрах восточнее Суомуссалми нескольких подразделений из состава 305-го СП дивизии в итоге не состоялся, в результате плохой организации охраны и обороны противнику удалось нанести чувствительные потери тыловым подразделениям. В ходе нападения было убито 33 и ранено 27 человек.
         Очередной всплеск потерь советских войск под Суомуссалми был связан с проведением 24-25 декабря контрудара силами 163-й СД и двух батальонов 44-й СД. Целью контрудара было уничтожение сил противника восточнее Суомуссалми, разделявших 163-ю и 44-ю дивизии, однако, несмотря на то, что противника удалось несколько потеснить, наступление завершилось неудачей. Для проведения контрудара в Суомуссалми были спешно переброшены две роты 662-го СП и 1-й батальон 305-го СП, которые и выполняли роль ударной группы. Согласно донесениям штаба 163-й дивизии, за эти два дня потери составили убитыми 67 человек и раненными 176, причем эти данные не полные, поскольку отсутствуют сведения о потерях рот 662-го СП за 25 декабря, а число раненных за 24 декабря указано приблизительно. Непонятно также, учтены ли тут потери 305-го СП. Позже штаб корпуса представил данные по потерям 163-й СД за весь период с 21 по 25 декабря, которые составили убитыми 111 человек, в том числе 12 средних и 53 младших командиров, и раненными 282 человека, в том числе 16 средних и 127 младших командиров. Непропорционально большие потери комначсостава объясняются, прежде всего, плохой подготовкой личного состава 662-го и 305-го полков, в результате чего комначсоставу приходилось постоянно действовать в первой линии. Так во 2-й роте 305-го в короткие сроки были выведены из строя все командиры рот и взводов.

Табл.2. Потери 163-й стрелковой дивизии с 30.11.39 по 25.12.39.*
ВИДЫ ПОТЕРЬКомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
Убито65137446648
Ранено922469081246
Пропало без вести220186208
Обморожено--229229
ВСЕГО15940317692331

                  * - данные по раненным и обмороженный не учитывают тех, кто за это время мог вернуться в строй и получены простым суммированием соответствующих граф потерь.

         Суммированные данные о потерях 163-й СД по данным штаба 47-го корпуса (на основе вышеприведенных сведений) представлены в таблице 2. Учитывая изначальную общую численность дивизии, такие потери кажутся не слишком высокими. Однако надо принимать во внимание, что большинство из них падает на бойцов и командиров стрелковых рот, т.н. "активные штыки" - т.е. на тех, от кого боеспособность дивизии зависит в первую очередь. Командование 47-го корпуса считало, что неудача контрудара 24-25 декабря в первую очередь результат нехватки "комсостава и бойцов пехоты 81 сп и 759 сп". Показательным является тот факт, что в трех стрелковых, разведывательной и пулеметной ротах 81-го полка по состоянию на 26 декабря оставалось всего 18 средних командиров и 196 рядовых и младших командиров, а в трех стрелковых батальонах 759-го СП - 33 средних командира и 655 рядовых и младших командиров. Вечером 26 декабря командир 163-й СД комбриг Зеленцов затребовал у Военного Совета 9-й армии пополнение общей численностью 4110 человек, в том числе 3000 красноармейцев-стрелков. Однако надо учесть, что Зеленцов считал некомплектным и 81-й ГСП, и в своих заявках исходил из доукомплектования полка до штатов обычного стрелкового полка, т.е. на 1600 человек больше, чем было в 81-м полку к началу войны. Таким образом, мы можем отметить, что заявленные штабом 47-го СК данные о потерях 163-й СД являются в достаточной степени достоверными и полными.

         К 25 декабря 1939 года финское командование направило в район Суомуссалми дополнительные силы, что позволило переформировать группу Сииласвуо в 9-ю пехотную дивизию, а против отряда Шарова развернуть боевую группу полковника Суситайвала в составе пехотного полка и отдельного пехотного батальона. Уже 25 декабря финны отрезали отряд Шарова от основных сил дивизии, а на следующий день перешли против него в наступление. 27 декабря главные силы 9-й ПД нанесли удар непосредственно по Суомуссалми. Командир 163-й СД докладывал о тяжелейшей ситуации на фронте и о нехватке сил, вечером того же дня в штаб корпуса явился командир 662-го полка полковник Шаров и доложил о разгроме его группы. В этих условиях, с санкции Москвы, командующий 9-й армией дал согласие на отход 163-й дивизии из Суомуссалми. Отход был произведен по льду озера Киантаярви к штабу 47-го корпуса, а несколькими днями позже затем и к границе в районе Юнтусранты. Однако на рокаде остались тыловые части дивизии (медсанбат, обозы полков), а также группировка сил, располагавшаяся к северо-западу от Суомуссалми - отряд капитана Чайковского (3-й батальон 662-го полка с артиллерийской батареей без двух рот), подразделения 246-го отдельного саперного батальона, 177-го разведбата, сводная рота 14-го ДЭП и некоторые другие.
         Обозы и медсанбат удалось вывести по рокаде к штабу корпуса, а затем присоединить к основным силам дивизии, а вот отряд Чайковского и другие подразделения к северо-западу от Суомуссалми (их также подчинили Чайковскому) оказались отрезаны финнами. После нескольких попыток прорваться по дороге, 30 декабря, бросив технику и тяжелое вооружение, отряд двумя колоннами лесом пробился к Киантаярви и после нескольких суток блуждания по лесу вышел к расположению дивизии. Как выяснилось, остатки отряда Шарова также не были уничтожены, а продолжали сопротивление. Их по лесу вывел из окружения начальник штаба 662-го полка капитан Родин, бросив на дороге обоз и артиллерию полка.
         К сожалению, и сегодня мы можем предоставить лишь общие расчетные сведения о них, основанные главным образом на материалах расследования причин поражения 662-го полка. Основной проблемой учета были неполные данные о потерях, предоставленные частями и подразделениями, вырвавшимися из окружения. Даже в таблице потерь в окруженных частях, составленной 24 января, отмечалось, что "степень точности сводной таблицы +/- 10-15% ввиду отсутствия точных данных от частей".
         Отряд Шарова к моменту окружения насчитывал в своем составе ориентировочно 1087 человек (без учета трех артиллерийских батарей), а отряд Чайковского - 629 человек. Вместе с отрядом Чайковского в окружении оказались три роты 246-го отдельного саперного батальона, сводная рота 14-го ДЭП и небольшие подразделения из других частей - в общей сложности еще около 600-700 человек. Основная часть отряда Шарова вырвалась из окружения к 31 декабря, потери группы с 26 по 31 декабря, согласно той самой "сводной таблице", составили в общей сложности 212 человек. К сожалению, на этом информация о людских потерях группы Шарова исчерпывается. Если проводить аналогию с известными потерями отряда Чайковского, то 212 человек - это вероятнее всего только те, кто не вышел из окружения, т.е. раненные и обмороженные в эти данные не входят.
         Отряд Чайковского своими главными силами вышел в расположение дивизии 2-3 января, однако отдельные группы продолжали выходить и позднее. Так сам капитан Чайковский в группе из шести человек вышел к своим только 6 января, 9 января разведка 163-й СД нашла группу из еще семи бойцов. Всего к исходу 5 января из отряда и оказавшихся с ним подразделений вышло 627 человек, в том числе, по меньшей мере, 25 раненных, 32 обмороженных и трое больных. Согласно "сводной таблице" потери отряда и приданных ему подразделений составили 395 человек. Однако в этой таблице отсутствует графа о потерях сводной роты 14-го ДЭП, насчитывавшей к середине декабря 180 человек. Известно, что из состава роты на свою территорию вышли всего 11 человек. Остальной личный состав роты можно с достаточной степенью вероятности считать погибшим либо попавшим в плен. Таким образом, из примерно 1200-1300 человек, оказавшихся отрезанными северо-западнее Суомуссалми, не смогли вырваться из окружения до 570 бойцов и командиров, а еще как минимум 60 вышли раненными или обмороженными.
         Таким образом, к исходу декабря взятием финскими войсками Суомуссалми фактически завершился первый этап сражения. Командование армии (вероятно на основе донесений штаба корпуса) доложило о потере в 163-й дивизии за 26-31 декабря 461 человека убитыми, в т.ч. 36 средних и 25 младших командиров, 528 раненными, в т.ч. 66 средних и 10 младших командиров, и пропавшими без вести 128, в т.ч. 15 средних и 16 младших командиров. Суммировав эти сведения с данными из таблицы 2, мы можем получить общие сведения о потерях 163-й СД в период с 30 ноября по 31 декабря:


Табл.3. Потери 163-й дивизии с 30 ноября по 31 декабря 1939 года (на основе суммы данных отчетов
за периоды о потерях штаба 47-го корпуса)
ВИДЫ ПОТЕРЬКомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
Убито1011628521115
Ранено15823613601754
Пропало без вести1736283336
ВСЕГО27643424953205
Обморожено---229*
                  * - Сведения об обмороженных неполные по причине отсутствия их в последнем донесении корпуса.

         Однако штабом 9-й армии были представлены также еще и обобщенные данные о потерях 163-й дивизии за декабрь, правда с оговоркой, что в них отсутствуют потери отряда Чайковского. Эти сведения представлены в таблице 4.

Табл.4. Потери 163-й стрелковой дивизии с 30.11.39 по 1.01.40.
ВИДЫ ПОТЕРЬКомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
Убито89127674890
Ранено12718711011415
Пропало без вести1746283346
ВСЕГО25238821212761
Обморожено---291


         Если прибавить к числу потерь 163-й дивизии из таблицы 4 безвозвратные потери отряда Чайковского (без учета 148 человек 246-го ОСБ и 170 человек сводной роты 14-го ДЭП), а также известное число раненных и обмороженных, то расхождения с таблицей 3 будут порядка 150-200 человек, т.е. 5-6%, что даже меньше погрешности в 10-15%, заложенной в данные по потерям отряда Шарова и отряда Чайковского. В целом та же самая погрешность фигурирует и в более поздних данных. Так в сведениях о потерях 163-й дивизии с 30 ноября по 15 января общее число выбывших из строя оценивается в 3234 человека, в том числе 364 обмороженных и 1579 раненных.
         Таким образом, с учетом погрешности, можно было бы считать боевые потери (убитые, раненные, пропавшие без вести) 163-й дивизии в боях за Суомуссалми в 3000-3200 человек, в том числе 1300-1500 безвозвратные. Однако эти цифры может поставить по сомнение их проверка балансным методом. Попробуем разобраться с этим моментом.
         Согласно политдонесению 163-й дивизии, к 14 января дивизия в качестве пополнения получила 1839 человек. Но согласно справке о численном составе армии, подготовленной штабом 9-й армии для Л.З. Мехлиса, по состоянию на 15 января численность 163-й СД составляла 9775 человек.

Табл.5. Движение и численность личного состава 163-й дивизии в декабре-январе.
-КомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
численность на 22.11.3994116121020912762
получено пополнения к 14.01.402876129401839
численность на 15.01.401038157771609775
недостача на 15.01.4019064739894826
обобщенные потери к 15.01.4025341925613234


         Как видно из таблицы 5, разница между заявленной величиной потерь и фактической разницей между численностью дивизии на 22 ноября и 15 января составляет внушительные 1,6 тыс. человек. Такое же заметное превышение фактической недостачи личного состава над заявленными потерями мы наблюдаем и на примере 759-го полка. Имея к началу войны 3200 человек, к 15 января заявленные потери полка составили 1346 человек, в том числе 1156 боевые. К 14 января полк получил на пополнение 667 человек, а к 15 января его численность составляла 2193 человека, что на 328 человек меньше, чем должно было быть при заявленных потерях.
         О том, что обобщенные данные по 163-й дивизии несколько занижены говорит и их сравнение со сведениями о потерях в частях дивизии. В таблице 6 представлены суммированные данные об известных потерях полков и отдельных батальонов 163-й СД по состоянию на 15 января 1940 года. К сожалению, не удалось обнаружить таковые для 662-го полка, 2-го дивизиона 86-го артполка, 177-го разведывательного батальона, 248-го отдельного батальона связи и некоторых тыловых частей

Табл.6. Суммированные боевые потери некоторых частей*, входивших в состав 163-й дивизии с 30.11.39 по 15.01.40.
-КомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
Убито6290344496
Ранено952569741325
Пропало без вести1053411474
Всего16739917292295
общие боевые потери 163 сд за указанный период
Убито91141710942
Ранено14622012131579
Пропало без вести1647286349
Всего25340822092870
                  * - Сумма потерь для 759 стрелкового, 81 горно-стрелковых и 365 артиллерийского полков, 204 противотанкового дивизиона, 298 медико-санитарного, 148 автотранспортного, 230 саперного батальонов и штабной батареи дивизии.

         Из таблицы 6 видно, что если принимать общие данные о боевых потерях дивизии за достоверные, то на долю не попавших в таблицу частей дивизии приходится в общей сложности чуть менее 600 человек боевых потерь. Между тем, и 662-й полк, и 177-й разведбат, и 2-й дивизион 86-го артполка принимали активное участие в боях на протяжении всего месяца. По состоянию на 7 января в 662-м полку числилось 2091 человек из более чем 3 тыс., имевшихся к началу войны. Как было показано выше, уже к 15 декабря боевые потери полка достигли 298 человек. Еще, по меньшей мере, 300 бойцов и командиров полк потерял при прорыве из окружений отрядов Шарова и Чайковского. Таким образом, только потери 662-го полка с избытком превышают имеющийся "лимит" в 585 человек, составляющий разницу между суммарными потерями по частям дивизии и общими данными по дивизии.
         Однако здесь необходимо учитывать несколько моментов:
                  а. В таблице учтены потери до 15 января, тогда как фактически участие 163-й дивизии в боях за Суомуссалми завершилось к концу декабря. По данным штаба дивизии, с 1 по 12 января дивизия потеряла от воздействия противника 308 человек. Хотя вероятнее всего, что сюда частично включены данные по потерям отряда Чайковского. Об этом говорит большое количество пропавших без вести (80 человек) и большое число утраченного вооружения (1151 винтовка, 53 станковых и 72 ручных пулемета и т.д.)
                  б. Отсутствует ясность, как учитывались потери приданных 759-му полку для наступления 24 декабря двух рот 662-го и двух рот 305-го полков. Были ли они включены в потери 759-го полка или учитывались в сведениях своих полков.
                  в. В данные о потерях 759-го полка включены 44 пропавших без вести бойцов и командиров, тела которых были обнаружены красноармейцами 44-й дивизии у дороги Раате. В дивизионных данных эти люди учитывались уже в категории "убитые".
         Обобщая вышесказанное, можно сделать вывод, что наиболее полно данные о боевых потерях 163-й дивизии с 30 ноября по 31 декабря отражает сумма потерь дивизии, подсчитанная по донесениям штаба 47-го корпуса (см. табл. 3). По крайней мере, эти цифры можно уверенно принимать за нижнюю планку потерь. Погрешность этих данных, даже с учетом не полной ясности с потерями отрядов Чайковского и Шарова, вряд ли превышает 5-10% от общего числа потерь. Таким образом, по нашему мнению, в боях за Суомуссалми 163-я дивизия понесла боевые потери, колеблющиеся в диапазоне от 3200 до 3500 человек или 25-27% от численности к началу войны.
         Имеющийся к 15 января дисбаланс между потерями дивизии и её численностью, о котором мы говорили выше, можно объяснить несколькими факторами.
         Во-первых, сюда входят небоевые потери, а именно обмороженные, заболевшие, умершие или погибшие в результате несчастных случаев, а так же дезертиры и лица, осужденные военными трибуналами. Как было указано выше, только число обмороженных к 15 января составило 364 человека. Учитывая условия, в которых приходилось сражаться частям 163-й дивизии, число заболевших также могло было быть весьма существенным, хотя полных данных по ним нет. Известно, в частности, что в 230-м отдельном саперном батальоне к 15 января числилось 15 заболевших, а в 81-м полку - 19. В 759-м полку по различным причинам умерло 13 человек.
         Другой важной составляющей дисбаланса, по нашему мнению, были бойцы и командиры, откомандированные в тыл и другие части и снятые с довольствия в дивизии. К примеру, после отступления, в тыл была отведена большая часть артиллерии дивизии, значительна часть конского состава. Для их снабжения и обслуживания уже не требовалось столько личного состава. В тоже время, обеспечение коммуникаций в тылу армии наоборот, страдало от острой нехватки людей и техники. Например, 8-й дорожно-эксплуатационный полк, обслуживающий участок дороги Кемь - Ухта, был укомплектован на 60-65%, но при этом протяженность закрепленного за полком участка в 2-3 раза превышала нормативные.
         К сожалению, пока не удалось обнаружить совокупные документы по всей 163-й дивизии, отражающие движение личного состава в первой половине января. Однако такие данные имеются по инженерным подразделениям дивизии. Так, в саперном взводе 81-го полка из имевшихся к 5 января 23 человек в части числилось только 16, еще шесть находились в тылу, а один был болен. В 759-м полку из 29 человек шестеро были откомандированы в другие части. В 230-м отдельном саперном батальоне в общей сложности 102 человека отсутствовали в списках части, из них лишь 15 человек по болезни, а остальные были откомандированы (в том числе вся парковая рота). При этом к началу войны численность батальона была 574 человека, а потери батальона составили 14 человек убитыми, 56 раненными и 33 пропавшими без вести. Таким образом, в тыл было откомандировано до 20% личного состава инженерных подразделений дивизии. Экстраполируя эти данные на все тыловые, специальные и артиллерийские части дивизии (тыловые службы стрелковых полков в первую очередь шли на доукомплектование стрелковых рот), насчитывающие на 11 декабря 4382 человека, за вычетом известных потерь этих частей, можно предположить, что из дивизии могло быть откомандировано до 800 человек. Очевидно, что реальные цифры откомандированных могут значительно отличаться как в меньшую, так и в большую сторону, но, к сожалению, более точными данными на сегодня мы не располагаем.
         Таким образом, мы можем предположить, что общие потери дивизии, как боевые, так и небоевые, составили приблизительно 4000-4300 человек. Сюда же следует добавить потери подразделений, приданных дивизии, а также частей корпусного подчинения. По имеющимся данным, 47-й стрелковый корпус потерял с начала войны до 31 января 316 человек . Поскольку корпусные части с конца декабря участия в боевых действиях не принимали, почти все эти потери можно отнести к интересующему нас периоду. Сведения о потерях корпусных частей можно считать достаточно достоверными, поскольку они почти идеально укладываются в разницу между численностью частей к началу боевых действий и их же численностью к началу января. Так понесший наибольшие потери 246-й отдельный саперный батальон по штату должен был иметь в своем составе 901 человека, но был укомплектован на 93% (843 человека). По состоянию на 7 января в составе батальона числилось 508 человек. Таким образом, разница составила 330 человек, тогда как боевые потери батальона по данным штаба 47-го корпуса составили 255 человек и еще 44 получили обморожения. О возможных потерях роты 14-го ДЭП выше уже говорилось, рота 13-го ВМДБ, также оказавшаяся на рокаде в окружении, тоже понесла серьезные боевые потери, составившие в общей сложности 70 человек. Таким образом, боевые потери сражавшихся бок о бок со 163-й дивизией частей и подразделений составили до 512 бойцов и командиров. Подробнее данные об этих потерях приведены в таблице 7.


Табл.7. Боевые потери корпусных частей 47-го СК и приданных подразделений.
ВИДЫ ПОТЕРЬКомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
47 ск
Убито6102339
ранено7101633
Пропало без вести217181200
ВСЕГО1537220272
2-я рота 13 вмдб
Убито---5
Ранено---7
Пропало без вести---58
ВСЕГО---70
сводная рота 14 дэп
ВСЕГО---170
ИТОГО---512


         Любопытно отметить, что К. Усва в своих расчетах достаточно точно определил потери 163-й дивизии и сражавшихся вместе с ней частей и подразделений в 25-30%. Реальные боевые потери Красной Армии составили 23-25% от первоначальной численности, общие (по оценочным данным) - до 30%. Ошибка К. Усвы заключалась в сильном завышении первоначальной численности самой 163-й дивизии, повлекшей за собой ошибочный расчет потерь.
         Потери 44-й стрелковой дивизии в отечественной историографии ограничены, как привило, данными её штаба за 1-7 января, впервые опубликованными О.А. Дудоровой. Напомним, что согласно им боевые потери дивизии составили 1001 человека убитыми, раненными 1430 и пропавшими без вести 2243. Строго говоря, эти сведения отражают потери за 1-10 января, но действительно, они в разных документальных источниках разняться совершенно незначительно, буквально на несколько человек и в этом отношении выгодно в лучшую сторону отличаются от данных по потерям 163-й дивизии.
         Однако некоторые подразделения дивизии принимали участие в боевых действиях уже с 15 декабря, пытаясь деблокировать Суомуссалми с востока, и к концу месяца успели потерять в боях в общей сложности 521 человека.

Табл.8. Боевые потери 44-й стрелковой дивизии за период с 15 по 31 декабря.
ВИДЫ ПОТЕРЬКомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
Убито925-34
Ранено2149-70
Пропало без вести11128818417
ВСЕГО14136218521


         Правда, в другом источнике суммарные боевые потери дивизии за тот же период составляют всего 305 человек , но они отражают потери только тех частей, которые воевали на дороге Раате и не включают потери 1-го батальона 305-го полка, действовавшего в этот период совместно со 163-й СД.
         Только к 1 января основные силы 44-й дивизии оказались сосредоточены в районе дороги Раате. На эту дату дивизия насчитывала в общей сложности 14193 человека , что вполне соответствует численности дивизии при учете убытия из её состава двух батальонов и развероты 305-го полка, а также потере 300 человек. Так 305-й полк на ту же дату имел в своем составе всего 1024 человека вместо 3296, числившихся в полку еще 7 декабря.
         1 января финская 9-я пехотная дивизия начала контрнаступление против советских сил на дороге Раате. Уже в ночь на 2 января финнам удалось разрезать главные силы 44-й дивизии надвое, устроив большой завал на дороге в районе 23 километра от границы. В течение 2-4 января командование 44-й СД при поддержке 3-го полка НКВД предпринимало безуспешные попытки уничтожить завал и освободить коммуникации. Однако 5 января, потянув к фронту главные силы 9-й пехотной дивизии, финское командование начало второе контрнаступление, сумев на следующий день рассечь оборону советской дивизии еще в нескольких местах. Командование 44-й дивизии к вечеру приняло решение выходить из окружения, но отход превратился в практически неуправляемое бегство по лесу в направлении советской границы.
         Первые группы бойцов и командиров дивизии начала выходить на советскую сторону границы к вечеру 7 января, к исходу 9 января основная часть уцелевших вышла, и штаб дивизии получил возможность составить первое впечатление о понесенных потерях. Из окружения вышло до 4338 человек , а общая численность личного состава дивизии составляла 8310 человек. Предварительные потери дивизии с 1 по 10 января оценивались в 1082 убитых, 1676 раненных и 2272 пропавших без вести, однако группы окруженцев продолжали выходить и позже.
         Имеющиеся в РГВА сведения о потерях 44-й дивизии позволяют сравнить данные по потерям дивизии сразу по нескольким параметрам. В частности, имеется отдельная информация о потерях всех входивших в состав дивизии частей к 10 января, причем сведения по 25-му и 146-му стрелковым полкам есть как предварительные, так и уточненные. Суммированные результаты по потерям частей 44-й дивизии представлены в таблице 9.

Табл.9. Суммированные боевые потери частей, входивших в состав 44-й дивизии за 15.12.39 - 10.01.40.
ВИДЫ ПОТЕРЬКомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
Предварительные данные
Убито5918414201663
Ранено12334219222387
Пропало без вести7610321282307
ВСЕГО25862954706357
Уточненные данные
Убито611669171144
Ранено10628714141807
Пропало без вести8517420952354
ВСЕГО25262744265305


         Как видно из таблицы, значительная часть сокращения потерь произошла за счет рядовых красноармейцев. То обстоятельство, что при уточнении потерь заметно сократилось количество убитых и пропавших без вести понять можно - бойцы продолжали возвращаться из окружения. Но почему на полтысячи стало меньше раненных объяснить гораздо сложнее. Возможно, к раненным в спешке причислили больных и обмороженных, а при уточнении вычли эти категории из числа потерь как небоевые. Косвенно это подтверждается и данными штаба 44-й дивизии, согласно которым к 10 января потери составили 5308 человек без учета больных и обмороженных.
         Поскольку причинами поражения 44-й дивизии занималась специально созданная комиссия, возможностей скрыть её истинные потери с 1 по 10 января у командования дивизии не имелось, тем более что её командование было репрессировано практически сразу после выхода дивизии из окружения. В этой связи данные о потерях 44-й дивизии можно считать достаточно достоверными, по крайней мере, в части боевых. Однако нельзя не отметить, что и в отношении 44-й дивизии существует та же проблема с дисбалансом, как и в 163-й дивизии (см. табл. 10).

Табл.10. Движение и численность личного состава 44-й дивизии в декабре-январе.
ВИДЫ ПОТЕРЬКомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
Штатная численность дивизии123621371332516734
Численность на 7.12.39121821721332616716
Численность на 1.01.40130818731101214193
Предварительные боевые потери к 10.01.4025862954706357
Численность на 9.01.40826122062648310
Уточненные боевые потери к 10.01.4025262744265305
Численность на 11.01.40872124362928434
Недостача на 11.01.4034692970438282
Пополнение между 10 и 20 января232551-783
Численность на 20.01.40974163466999307
Численность на 23.01.40794135870359187


         Как видно из таблицы, в дивизии на 11 января отсутствовала ровно половина личного состава. Из этих данных нужно сразу исключить примерно тысячу бойцов и командиров 305-го полка, переданных в начале декабря 54-й горно-стрелковой дивизии. Таким образом, дисбаланс составляет около 2 тыс. человек.
         Интересно в этом отношении рассмотреть ситуацию с потерями в 25 стрелковом полку дивизии, поскольку именно благодаря уточнению его потерь общее число боевых потерь дивизии снизилось на 1 тыс. человек. До уточнения потерь в полку в числе убитых, раненных и пропавших без вести значилось 1910 человек, а после - 1167. Первая цифра почти на 100% покрывает разницу между численностью полка на 7 декабря и 11 января (3296 и 1311 человек соответственно). Однако сложно представить, что в полку совершенно отсутствовали небоевые потери, особенно если учесть, что совпадение разницы по рядовому составу составляет абсолютные 100% - 1719 человек. По уточненным же данным в полку обморожено было 40 человек, в том числе 35 рядовых. Непонятно также, куда должны были попасть данные о дезертирах, которых к 20 января только задержали 21 человека. Любопытно, кстати, что по 122-му артиллерийскому полку ситуация ровно такая же. При боевых потерях в 936 человек разница между численностью полка на 7 декабря и 11 января составляет 939 человек! Однако никакой корректировки сведений о боевых потерях в отношении этого полка не производилось.
         Особенно контрастно это выглядит на фоне данных соседнего 146-го полка, в котором даже до уточнения потерь разница составляла 2631 человек при боевых потерях в 1684 человека. При этом к 23 января численность личного состава полка увеличилась с 661 до 2018 человек, несмотря на то, что пополнений полк получил всего 258 человек комсостава и еще некоторое количество людей из 122 артполка дивизии. Это говорит о том, что к 23 января в строй удалось вернуть значительную часть больных и обмороженных.
         Несуразно маленькое число обмороженных в дивизии за 1-10 января (напомним, что по данным штаба дивизии, опубликованным О.А. Дудоровой, количество обмороженных в дивизии составило всего 82 человека), также вызывает серьезные сомнения. Особенно если учесть, что по обобщенным сведениям к 31 января число обмороженных в дивизии составляло 554 человека. Совершенно невероятно допустить, что в условиях относительно спокойного фронта в дивизии обморозилось почти в семь раз больше людей, чем за три недели активных боевых действий и тяжелого отступления по лесу.
         В целом же соотношение боевых/небоевых потерь (если взять в качестве небоевых потерь 44-й дивизии всю диспропорцию между убылью личного состава и боевыми потерями), для 44-й дивизии не принципиально отличается от такового в 163-й дивизии. Если в последней, согласно приведенным выше расчетам, оно составляет 81% к 19%, то для 44-й дивизии это будет 74% к 26%. Более высокий процент небоевых потерь может быть объяснен большим числом дезертиров в последней (к 21 января было задержано в общей сложности 92 дезертира) , а также сильными морозами, ударившими в начале января 1940-го года, как раз в дни сражения на дороге Раате. В целом же такое отношение боевых потерь к небоевым оказывается даже ниже, чем в целом по 9-й армии. По данным статистического сборника "Россия и СССР в войнах ХХ века" небоевые потери личного состава 9-й армии (больные и обмороженные) за войну составили 14889 человек, или 32% от общих потерь армии. Это дополнительно свидетельствует о том, что данные о боевых потерях советских дивизий под Суомуссалми являются вполне себе достоверными и их корректировка с открытием новых данных вряд ли будет серьезной.
         Сведения о потерях советских войск по Суомуссалми были бы не полными, если бы в статистику не были включены потери 3-го полка НКВД. К сожалению, подробных сведений о его потерях в распоряжении автора не имеется. Известно, что к исходу 9 января из 1,5 тыс. бойцов и командиров полка на советской стороне находилось 850 человек. Таким образом, максимальные безвозвратные потери полка составили до 750 человек. Если рассматривать боевые потери полка в тех же пропорциях, что и потери 44-й дивизии, то они могли составлять примерно 1100-1150 человек (из расчета, что безвозвратные потери составляли 66% боевых потерь). Здесь необходимо учитывать, что данные о не вернувшихся к 9 января могли быть завышенными (люди могли возвращаться и после этой даты). Кроме того, не совсем ясно, 850 вышедших человек уже включают раненных, больных и обмороженных, или нет. Поэтому указанные потери являются максимально возможными. Таким образом, мы можем констатировать, что боевые потери советских войск в боях на дороге Раате составили до 6450 человек, небоевые - около 2 тыс. человек. Мы снова можем отметь, что К. Усва в своих оценках потерь 44-й дивизии и 3-го полка НКВД оказался относительно точен, реальные потери достигали 63% к численности сражавшихся на дороге (напомним, Усва оценивал их в 70%). Однако, как и в случае со 163-й дивизией, его подвела серьезная переоценка численности участвовавших в сражении советских войск.

Табл.11. Потери советских войск в боях за Суомуссалми.
ВИДЫ ПОТЕРЬКомначсоставМладший
начсостав
РядовыеВсего
Бевые потери
Корпусные и приданные части 47 СК4444428*512
163-я стрелковая дивизия111517543363205
44-я стрелковая дивизия1144180723545305
3-й полк НКВД**-4007501150
ВСЕГО23034001386810172
Небоевые санитарные потери (оценочные данные)2800
Всего потерь12972

                  * - Все потери сводной роты 14-го ДЭП условно отнесены к пропавшим без вести.
                  ** - Данные расчетные, все безвозвратные потери полка условно отнесены к пропавшим без вести.

         Согласно финским данным, в боях за Суомуссалми в декабре было взято в плен около 500 человек, и еще 1300 человек было взято в плен на дороге Раате. Это означает, что примерно половина из пропавших без вести бойцов и командиров Красной Армии погибли.

         Говоря о потерях советских войск в сражении за Суомуссалми нельзя обойти стороной репрессивную практику в частях и соединениях, принимавших в сражении участие. Широко известно, что после поражения 44-й дивизии командир дивизии, начальник штаба и начальник политотдела дивизии 11 января были публично расстреляны перед строем дивизии по приговору военного трибунала 9-й армии. В тот же и на следующий день были публично расстреляны командир и военком 662-го полка, командир 3-го батальона 662-го полка, военком 177-го развебата, военком 3-го полка НКВД и некоторые другие. В общей сложности публично были казнены 16 человек, после чего главный военный прокурор запретил публичные расстрелы, несмотря на протесты Л.З. Мехлиса. Всего по частям 47-го корпуса в декабре было заведено 26 уголовных дел и еще 96 в январе. К сожалению, у нас не имеется данных по реализации этих дел за конкретный месяц, но за весь период существования военной прокуратуры 9-й армии (с 1 декабря 1939 по 1 апреля 1940 года) в трибунал с обвинительным заключением было направлено 53% дел, еще 5% получили новое направление и 42% прекращено. Таким образом, за два месяца за различные воинские преступления перед трибуналом предстало примерно 70 человек. Практически все они почти наверняка были осуждены (по 360 делам, направленным в трибунал 9-й армии за весь период, осуждено 358 человек). Наиболее распространенными преступлениями в 47-м корпусе за весь период (всего 275 дел) были дезертирство и побег с поля боя (60 дел), членовредительство (79 дел) и контрреволюционные преступления (34 дела). По первым двум пунктам в среднем половина попавших в трибунал дел заканчивалась смертным приговором. Так в 44-й дивизии с 11 по 29 января было проведено 18 судебных заседаний, в ходе которых к расстрелу были приговорены командование дивизии (3 человека), воентехник 2-го ранга и 8 красноармейцев. К лишению свободы сроком на 10 лет - семь красноармейцев и один командир взвода. Всем осужденным на заключение была предоставлена возможность искупить свою вину в бою. Кроме того, значительная часть задержанных дезертиров были направлены прямиком в части без судебного разбирательства. Дезертиры подавали рапорт с обещанием искупить вину в бою, после чего направлялись обратно в части. В 44-й дивизии таким образом в строй вернулось 93 человека.

         Неудачное сражение за Суомуссалми обернулось для Красной Армии тяжелыми потерями. Из боя не вернулись более 6 тыс. человек, еще столько же были ранены, обморозились или заболели. Финские потери, около 2700 человек, оказались почти впятеро ниже советских. Это были следствия как грубых просчетов, допущенных советским командованием на всех уровнях, так и крайне низким уровнем боевой подготовки призванных в Красную Армию резервистов. Тем не менее, можно уверенно констатировать, что даже самые осторожные оценки финскими историками и военными советских потерь на протяжении фактически всей второй половины ХХ века, превышают реальные значения почти вдвое, не говоря уже о совершенно несуразных цифрах в 15 тысяч (К.М. Александров) и более только безвозвратных потерь.


         Источник: Живой журнал Олега Николаевича Киселёва


Ваши коментарии, сделанные к статье, будут видны после одобрения модератором.

Ваше имя       

Ваш e-mail       

Ваше сообщение       









Вы можете разместить в этом разделе свою работу, если она по тематике соответсвует или близка к тематике данного сайта и раскрывает историю 1-й Советской Украинской, 44-й стрелковой дивизии, либо судьбы людей к ним причастных.


Ленченков Валерий. О щорсовских дивизиях, преемниках и последователях

Пшанцева Мария. Письмо из Рязани. Очерк.

Ленченков Валерий. История одного письма. Документальная история.

Суворов Р.Н. Помним Вас, товарищ генерал! Очерк.

Горр А.Д. "...оленеводы и рыбаки иначе как "Счастливый путь" его не называли"

Сизова (Корытова) Г.Г. Да разве об этом забудешь!

Кутьков Н.П. Статья о Фёдоре Галактионовиче Миронове

Ленченков В.В. Шел под красным знаменем командир полка.

Сыроватский Н.И. Герои Украинского подполья

Васильев В. Фоторепортаж

Музыкальная страничка

Васильев В., Ленченков В. Война лейтенанта Малого

Киселев О. Немного статистики по поражению 44-й стрелковой дивизии

Ленченков В., Васильев В. 9-я рота

Киселев О. К вопросу о зимнем обмундировании 44-й дивизии

Ленченков В. Но разведка доложила точно...

Лебедева Н. Не полученная награда

Ракшин О. Памятник Щорсу

Ракшин О. Николай Щорс. Возвращение в Самару

Гимпельсон Е., Пономарёв Е.
А были ли убийцы? Тайна гибели легендарного начдива Н.А. Щорса: взгляд сквозь годы.


Дроздов А., Петриковский С. Николай Щорс. Эксгумация 1949 года.

Петриковский С. Ответ на статью "А были ли убийцы?"

Ленченков В. "Николай Щорс. Так были ли убийцы?"

Киселев О. Динамика потерь личного состава Красной Армии в ходе сражения за Суомуссалми

Горохова Л. Когда же ты придешь с войны?

Ракшин О. Человек Великой Смуты. Николай Щорс

Градовский П. В снегах Суоми

Ленченков В. Судьба человека своего поколения....










Главная  |  История  |  Хронология  |  Командование  |  Документы  |  Воспоминания  |  Приложения  |  Карта сайта  |  Гостевая книга

    © 2009 г. Ленченков Валерий Владимирович