Написать письмо

Кокатева Наталья Владимировна
г. Олонец, Республика Карелия.

ВОИН С ДУШОЙ ПОЭТА. НИКОЛАЙ ПЛАТОНОВИЧ
КАЗАДАНОВ ДЕ РЕКРЮ

Людей, которым удалось оставить свой след
в истории, роднит одна черта: все они предель-
но чётко представляли, что именно должно
произойти в их жизни."
. Дж. Диспенза

         Николай Платонович Казаданов де Рекрю (1889 - 1955) - поэт, прозаик, полный Георгиевский кавалер.
         Занимаясь семейным архивом, в том числе родословной священнослужителей Азадановых из Шимозерского прихода Вытегорского уезда Олонецкой губернии, я прочитала две статьи о Н.П. Казаданове де Рекрю: В. Вепринского "Вологжане - Георгиевские кавалеры" и А. Кириллова "Воин с душой поэта". Содержание статей меня поразило, а созвучие фамилий Азадановы и Казадановы заинтриговало. Заказав панихиду об упокоении души Николая Платоновича, по благословлению духовника начала я поиск дополнительных исторических материалов о Николае Платоновиче Казаданове. Выяснилось, что журналист А. Кириллов при написании статьи использовал документы, хранящиеся в фонде Р-2310 Центра хранения документации г. Череповца. Происхождение необычной фамилии двоюродный племянник Николая Платоновича Е.Н. Казаданов объяснил тем, что его предки были с Дона. По мнению родственника, два слова "казак" и "Дон" образовали фамилию Казаданов.
         Вологодский областной архив предоставил копию выписки из метрической книги Христорождественской Федотораменской церкви Череповецкого уезда Вологодской губернии за 1889 г. со сведениями о Николае Казаданове. Его отец Платон Богданов происходил из д. Прислон, где жили казаки-переселенцы из Поволжья. Мать звали Дарьей Матвеевной. Фамилии родителей в метрике не указаны.
         В автобиографии Николай Платонович писал, что семья переехала в Ярославль, где он закончил 3 класса школы. С 12 лет Коля пошёл трудиться чернорабочим - так началась его трудовая деятельность. Затем 4 года до 16 лет молодой человек постигал старинное мастерство краснодеревщика в Ярославском приюте. В бурные годы революции, в 1905-1907 гг., он стал свидетелем выступления рабочих Корзинкинской фабрики и других предприятий Ярославля, протестовавших против тяжёлых условий труда. За участие в демонстрациях, распространение прокламаций, подвоз оружия защитникам баррикад Николай был выслан на родину в д. Прислон, но через 2 месяца оттуда бежал. С 18 до 22 лет он работал по найму столяром-краснодеревщиком в Ярославле и в Петрограде. Затем Николай Казаданов был призван на действительную службу в царскую армию в 7-ой Финляндский полк. В 1913 г. он закончил на отлично полковую школу в г. Выборге и во время Первой мировой войны в 1914-1917 гг. воевал в звании младшего юнкера, а потом подпрапорщика и прапорщика. Именно в этот период к фамилии Казаданов добавляется де Рекрю. По семейной легенде он женился на девице де Рекрю, фрейлине царского двора, которая в связи с революционными событиями в стране, эмигрировала во Францию, и дальнейшая её судьба неизвестна.
         Почти 5 лет Николай Платонович воевал на фронтах Первой мировой войны, участвуя во многих сражениях. В интернете в сводках с фронта я нашла информацию о его лечении в госпитале в связи с ранениями и контузиями, о восстановлении здоровья и возвращении на передовую . В автобиографии Николая Платоновича есть запись: "В боях получил 11 ранений: 2 штыковых, 2 сабельных, остальные пулевые и шрапнелью". И в итоге за боевые заслуги он был награжден 4-мя Георгиевскими крестами и медалями за боевые подвиги.
         14 ноября 1914 г. произошла встреча Николая Платоновича и императора Николая II. Казаданов получил тяжёлое ранение, после чего находился на лечении в госпитале г. Двинска. Вскоре больницу посетила царская семья во главе с императором Николаем II, в сопровождении императрицы и дочерей Ольги и Татьяны. Там Николай Платонович был представлен царствующей особе, как герой войны, уже имевший два Георгиевских креста. Расспросив о подробностях боёв, в которых довелось участвовать герою, император приколол на грудь Николая Георгиевскую медаль "За храбрость" и поблагодарил за службу". После лечения Николая отправили на фронт.
         В его уведомительной карточке (приемном листке) сделана следующая запись: "19.06.1915 г. контужен под г. Перемышль. Лечение до 30.06.1915 г.", здесь же значится, что мл. унтер-офицер Н.П. Казаданов, 309-го пехотного Овругского полка контужен и то, что является православным. Удалось установить, что в период с "26.01.1916 по 07.02.1916 подпрапорщик Н.П. Козо(а)данов 7-го Финляндского полка был ранен, получив контузию".
         Найти все записи о ранениях и контузиях Николая Платоновича пока не предоставилось возможным.
         В 2015 г. в "Сводных списках кавалеров Георгиевского креста 1914-1922 гг.", составленных С.Б. Патрикеевым, удалось найти сведения о том, что Азаданов Николай Платонович из Новгородской губ, Череповецкого уезда был награжден Георгиевским крестом I, III и IV степеней. Там же есть информация о том, что Азаданов Василий Платонович, воин 7-го Финляндского стрелкового полка, был кавалером Георгиевского креста I, III, IV степеней. Проверить достоверность информации не удалось, также как и найти полную информацию обо всех наградах Н. Казаданова. Сведения имеются лишь о Георгиевском кресте I степени с порядковым номером 13005. Этот крест подпрапорщик "Казаданов Николай Платонович из Новгородской губернии, Череповецкого уезда, Дмитриевской волости, д. Прислон" получил за то, что "28.05.1916 у д. Волковицы, командуя разведочной партией в составе 12 человек, атаковал взвод противника и взял их в плен, и доставил важные сведения о противнике". Известно и то, что крест III степени зарегистрирован под порядковым номером 38973, а крест IV степени имеет номер 299724.
         Вернувшись в Ярославль, Н. Казаданов в феврале 1917 г. принял активное участие в революционных событиях. Он неоднократно выступал на митингах в городском театре им. Волкова. Бурную реакцию у слушателей вызывало чтение Николаем стихотворения "Доля мужика" в разных аудиториях, в том числе во II Финляндской дивизии, где он проходил службу. А в театре, где выступал Казаданов, даже произошла рукопашная схватка. Митинг закрыли, а его самого отправили на Юго-Западный фронт.
         Прибыв в свой полк, Николай Платонович узнал, что основная масса солдат ничего не знает о свершившейся Февральской революции. Много раз он выступал на собраниях и митингах, где призывал к прекращению войны и созданию полковых комитетов. Вскоре его избрали председателем одного из таких комитетов.
         В штабе 7-й армии, которая дислоцировалась в Проскурове Подольской губернии, об этом узнали от прапорщика Финляндского полка и вызвали Казаданова для объяснения, затем пытались арестовать. От суда и расправы Николая спасла группа конных разведчиков, которая сопроводила его в штаб. Преследуемые штабной жандармерией, они с боем ушли в свою часть II Финляндской дивизии. Однако командиру полка был отдан приказ немедленно арестовать бунтовщика и под усиленным конвоем доставить в штаб армии. Выполнению приказа помешала рота пулемётчиков, охранявшая дом, где разместился председатель полкового комитета. Вскоре Казаданова избрали командиром полка, после чего последовал приказ выступить на Проскуров против войсковых частей, верных Керенскому. Части эти были разбиты, и в городе установилась власть Советов.
         После этих событий Казаданов вновь оказался в Ярославле. Уже в день приезда он убедился в том, что меньшевики и эсеры распространяют ложные слухи о выступлении фронтовиков вместе с большевиками за продолжение войны с Германией. Николай сразу же направился на митинг в дом губернатора, где опроверг эти слухи. На следующий день вся власть в городе перешла в руки Советов.
         После возвращения в свой полк Н.П. Казаданов был делегирован солдатами 2-й бригады в Петроград для получения директив о дальнейших действиях Финляндского полка. Там, в Смольном, ставшем штабом Октябрьской революции, произошла его встреча с В.И. Лениным. Вождь посоветовал Николаю не возвращаться в свой полк, т.к. его решено было расформировать, а остаться в столице для участия в организации Красной гвардии. В качестве альтернативы ему было предложено поехать в Ярославль. Второе предложение больше устроило Николая Платоновича, и Ленин тут же написал записку в Ярославский Совет, в которой содержалась просьба использовать Н. Казаданова на руководящей должности. Затем Владимир Ильич позвонил в Народный комиссариат по военным и морским делам и попросил наркома принять представителя Финляндского полка, чтобы заслушать его информацию о положении дел в частях и дать указания по организации Красной гвардии в Ярославле и в губернии.
         Через день после встречи с наркомом Николай Платонович выехал в Ярославль, где сразу включился в работу военной секции исполкома при военном комиссаре Гарновском. Ему поручили организацию отрядов Красной гвардии в городе и области. Пятого февраля 1918 г. Казаданов был назначен на должность Ярославского губернского комиссара по ведомству мест заключения. По совместительству он занимал должность комиссара губернского отряда Красной гвардии и члена коллегии губюста. И состоял в этой должности с 5 февраля 1918 г. до 3 июля 1918 г.
         В автобиографии Николай Платонович подробно рассказывает о белогвардейском мятеже, начавшемся в городе в ночь с 5 на 6 июля 1918 г., организатором которого был полковник Перхуров. Мятежники хотели свергнуть новую власть. Они захватили ружейные склады, арестовали комиссаров и активистов, посадили их на баржу, стоявшую на середине Волги с намерением учинить расправу.
         Николаю Платоновичу удалось избежать ареста и скрыться от охотившихся за ним белогвардейцев. Он сумел собрать группу надежных людей, затем снять часовых у оружейных складов и завладеть оружием. Началась ликвидация мятежа. В первую же неделю удалось не только остановить продвижение мятежников в ближайшие населенные пункты, но и запереть их в городе.          Характерно, что вся семья Казадановых - отец, брат и сёстры Евдокия и Татьяна и их дети приняли активное участие в ликвидации восстания. Отец командовал артиллерийской батареей, брат - ударным отрядом. Сестры стали разведчицами и ухаживали за ранеными, а дети были связными.
         Примерно через неделю после начала боёв была создана тройка по руководству ликвидацией мятежа. В неё вошёл и Н.П. Казаданов. Фактически ему принадлежала ведущая роль в планировании и проведении ряда боевых операций, так как у его коллег боевого опыта было явно маловато. На этом ответственном посту Николай Платонович находился до декабря 1918 г. Только после настоятельных просьб штаб Ярославского военного округа направил его на фронт.
         В начале января 1919 г Казаданов прибыл в Курск, где принял под своё командование боевой отряд пограничников. Начался новый, не менее драматичный и напряженный период в его жизни.
         Почти сразу же часть, в которую он прибыл, вступила в жескокие бои с петлюровцами под Белгородом, затем - под Харьковом, Павлоградом, Екатеринославом, и с армией Деникина - под Юзовкой. На станции Авдеевка ей удалось отбить у врагов бронепоезд. В мае были схватки с бандами атамана Григорьева, бои с белополяками, потом снова с петлюровцами под Винницей и Жмерникой. 3 июня 1919 г. Н.П. Казаданов был назначен командиром 392-го стрелкового полка, затем - командиром 6-го Таращанского полка Первой Советской Украинской дивизии. С 23 августа 1919 г. после слияния 1-й Советской и 44-й дивизий он командует 393-им Таращанским стрелковым полком 131-й Таращанской бригады 44-й стрелковой дивизии. С сентября того же года Николай Казаданов уже возглавил объединённый Таращанский полк, особо отличившийся в боях с врагами. После ранения под Черниговом Николай Платонович проходил лечение в Москве. Выздоровев, он получил кратковременный отпуск, но по возвращению в часть заболел тифом и вновь попал в госпиталь.
         В марте 1920 г. штаб 12-й армии утвердил его в должности командира 405-го стрелкового полка, который участвовал в боях с белополяками под Белой Церковью, Фастовом, Бердичевом. С июля по август 1920 г. он командовал 404-м полком той же дивизии. С авангардной группой войск Первой конной армии Буденного он наступал в направлении Броды - Львов. Соединением, в состав которого входил полк Казаданова, командовал прославленный военачальник Якир. За мужественное и умелое руководство боем 405-го полка под деревней Кожанка у Белой Церкви в мае 1920 г. Н.П. Казаданов был награждён орденом Боевого Красного Знамени. В 1920 г. он был комендантом г. Винницы, а в 1921-м - г. Умани.          После окончания гражданской войны Николай Платонович прослужил в армии недолго. Закончив Харьковскую повторную школу комсостава, он непродолжительное время командовал полком 45-й дивизии, расквартированной под Киевом. Одновременно Н. Казаданов работал военным корреспондентом (рис. 4), но вскоре серьёзно заболел и по этой причине в ноябре 1924 г. был уволен из рядов Красной армии. Без дела долго сидеть ему не пришлось. Уже 25 ноября 1924 г. Казаданова утвердили в должности коменданта Киевского оперного театра, а через год - заведующего группой театров Киева.
         Так с фронта военного он был переброшен на фронт культурный, что требовало от него, как руководителя, обширных знаний в области культуры и искусства, больших усилий, выдержки и нервного напряжения.
         И на этом новом направлении деятельности георгиевский кавалер проявил себя с лучшей стороны. Николай Платонович не только занимался организацией спектаклей, гастролей, но и сам активно участвовал в творческой деятельности.
         А. Кириллов, знакомясь с личным архивом Н.П. Казаданова, был поражён. Он писал: "Наряду с автобиографией и официальными бумагами в нём находилось несколько толстых тетрадей со стихами. Многие из них переложены на музыку, о чем свидетельствуют папки с нотами. Его перу принадлежат и несколько пьес. Часть из написанных была опубликована. Авторство подтверждено документами, в том числе договорами с издательствами". Журналист особенно отмечал произведения периода Великой Отечественной войны, в числе которых "Поэма о сыне", "Моя Отчизна", "Стой, Солнце". Они звучали со сцен театров и лагерных клубов, вселяя в людей веру в Победу, в то, что справедливость восторжествует. После знакомства с творчеством поэта, прозаика и драматурга-самоучки А. Кириллов отметил: "Творческие задатки у Николая Платоновича были. Как говорят, этот человек был с Божьей искрой".
         В 1929 г. Николай Платонович поступил на литературный факультет Московского государственного университета. Но долго учиться ему не пришлось - сказались семейные проблемы и материальные затруднения.
         После перевода в Москву Н. Казаданов работал директором драматических мастерских ВЦПС и Наркомпроса, заместителем председателя Всесоюзного дома самодеятельного искусства им. Н.К. Крупской, начальником "Киностроя", главным инспектором Государственных академических театров. Последняя должность стала для него роковой.
         Началось все с того, что он написал докладную на имя заместителя председателя комиссии, руководившей Государственными академическими театрами К. Ворошилова (её председатель А. Енукидзе находился в то время в отпуске). В докладной было выражено беспокойство недостатками в охране театров. Документ попал в руки зампреда ОГПУ Г. Ягоды, который усмотрел в нем подрыв личного авторитета и "наезд" на его ведомство. Он вызвал автора к себе. Произошёл острый разговор, в ходе которого Николай Платонович не сдержался и вспылил. После этого начались преследования Казаданова вдруг неизвестно откуда появившимися недоброжелателями. Было сфабриковано "дело", и 20 марта 1933 г. Николай Казаданов заочно, без суда и следствия, постановлением Коллегии ОГПУ был приговорён к 10 годам заключения в трудовых лагерях по ст. 59 "за бандитизм в 1918 году".
         Видимо, "праведные" судьи посчитали его деятельность по подавлению мятежа в Ярославле "бандитизмом". Возможно, тут не обошлось и без наговора оставшихся в живых участников того белогвардейского восстания.
         Стоит отметить, что Ягода и его приспешники действовали коварно, рассчитывая, что с тех пор прошло много лет, и никто не станет доискиваться правды.
         Отбывать наказание Николая Платоновича отправили в Соловецкий лагерь, где он провел 10 лет.
         В тех суровых условиях нашлись люди, помогавшие своим товарищам по несчастью. Николая Платоновича спасло и то, что на его способности обратили внимание, и он нашёл поддержку у лагерной администрации, что сделать было весьма непросто. Вместе с ним отбывали срок известные учёные, философы, деятели культуры. Они-то и помогли Николаю Казаданову получить специальность ветфельдшера и стать нужным в лагере специалистом. По достоинству был оценен и его литературный талант. В период отпуска начальник лагерной культурно-воспитательной части поручал заключенному Казаданову исполнение своих обязанностей. В 1939 г. Николай Платонович был переведен в Норильский лагерь.
         Рано или поздно чёрная полоса в жизни заканчивается. После освобождения Николай Платонович работал в Талды-Курганском русском драматическом театре, потом в Джамбульском, где был художественным руководителем и по совместительству до февраля 1947 г. - научным сотрудником Джамбульского областного музея.
         Затем вновь произошел резкий поворот в его биографии. Он перешел работать ветфельдшером. А. Кириллов предположил, что на этой работе у Николая Платоновича было больше свободы, инициативы, и он не находился на виду у "органов". Кроме того, немаловажное значение имело и материальное благополучие, а зарплата на новом месте была хорошей: в месяц, в общей сложности, выходило более тысячи рублей, плюс набиралось ещё около полутысячи продуктами.
         Однако далеко не все в жизни Николая Казаданова было гладко. Нельзя без боли читать заключительные строки его автобиографии: "Ныне я одинок. На Великой Отечественной погибли многие близкие родственники. Сын Валентин убит 14 января 1944 года, похоронен в Калининской области. Брат Иван, сестра Евдокия и мать погибли под Ленинградом в марте 1942 года. Отец, братья Пётр и Василий, сестра Татьяна умерли в разное время. Жена в 1946 году незадолго до моего освобождения из лагеря уехала в Сталинград с инженером, …прихватив всё моё имущество. Как говорится, обобрали начисто".
         Двоюродному племяннику он рассказывал, что ездил к бывшей жене в Сталинград, надеясь вернуть хотя бы часть принадлежащих ему вещей, но там заявили, чтобы "катился отсюда, пока не отправили снова в лагерь".
         Николай Казаданов не был реабилитирован и числился бандитом, поэтому он не мог претендовать на приличную пенсию и денежную компенсацию. Квартиры своей Николай Платонович не имел, да и в Москве, где было много друзей, права проживания был лишен. Уповая на то, что С. Буденный знал его по службе в Красной армии, он пришёл к нему на приём. Казаданов решил обратиться к Буденному, надеясь, что он вспомнит своего бывшего командира. Однако тот ошарашил посетителя, сказав, что не помнит его, а узнав, что тот сидел в лагере, отрезал: "К нам много людей после амнистии приходит. Претендуют на получение персональной пенсии, хотя и не заслужили её". При этом маршал многозначительно посмотрел на посетителя.
         Примерно такой же ответ Николай Казаданов услышал и после визита в приёмную К. Ворошилова, который в то время занимал пост заместителя председателя Совета Народных Комиссаров СССР. Правда лично с Ворошиловым встретиться не удалось, т.к. тот был в командировке. В приёмной с просителем побеседовали, попросили показать документы, посмотрели и сказали, что в Указе об амнистии, объявленном Верховным Советом СССР в 1953, назначение пенсии и возмещение ущерба лицам, осужденным по его статье, не положено и помочь ему ничем не могут.
         Оставалась надежда на родные края, малую родину, где поймут, примут и помогут. Тяжелобольным вернулся Николай Платонович в свой родной Петриневский район Вологодской области. Пытаясь найти правду, он обращался с заявлением о назначении персональной пенсии в местный отдел соцобеспечения, но получил ответ в письменном виде следующего содержания: "На Ваше заявление по вопросу назначения персональной пенсии Петриневский райсобес сообщает, в связи с тем, что Вы имели судимость по ст. 59 пункт "г" УК у райисполкома о назначении Вам персональной пенсии нет никаких оснований".
         А. Кириллов пишет: "Таким образом центральные и местные власти "отблагодарили" человека, имевшего более десяти ранений, отмеченного высшими знаками солдатской доблести за храбрость на фронтах Первой мировой войны, боевым орденом за заслуги в борьбе с врагами Советской власти, бывшего командира полка прославленной Первой конной. Выражаю надежду, что нынешние власти Череповецкого района, работники местного краеведческого музея извлекут уроки из печальной истории незаурядного человека. Хочется верить, что когда-нибудь в одном из музейных залов появится стенд, посвященный жизни и деятельности братьев Николая и Василия Казадановых".

         Используемые в статье литература и источники:

         1. Центр хранения документации г. Череповец. Казаданов Н.П. - поэт, прозаик. Документы биографические и творческие (1905-1955 гг.), Ф.Р-2310, Оп.1, Д.1.
         2. ГАВО. Ф.496, Оп.68, Д.21, Л.81об,82.
         3. Кириллов А. Воин с душой поэта (Полный Георгиевский кавалер Н.П. Казаданов) // Октябрьский мост. 9 сентября. 2003. С.12. (https://www.booksite.ru/war1914/3_st-108.html).
         4. Вепринский В. Вологжане - Георгиевские кавалеры. Череповец, 1992. С.15 (https://www.booksite.ru/fulltext/war1914/vologzhane/text.pdf).
         5. Патрикеев С.Б. "Сводные списках кавалеров Георгиевского креста 1914-1922 гг.", Изд. "Духовная Нива" (https://pomnirod.ru/materialy-k-statyam/vojna/pervaya-mirovaya-vojna/награжденные/georgievskie-kavalery-perioda-pervoj-mirovoj-vojny1).
         6. Алфавитный список лиц, награжденных Георгиевским крестом (1915-1917 гг.). С.152 (https://gwar.mil.ru/heroes/document/35000024/?page_id=35005803/).
         7. История 45-й Волынской стрелковой дивизии, 1928 г.
         8. История литературной организации Всеросскомдрам.

         Статья опубликована в Сборнике материалов конференции "История страны в судьбах узников Соловецких лагерей", выпуск 7, 2022 г. Статья для публикации предоставлена автором.



Ваши коментарии, сделанные к статье, будут видны после одобрения модератором.

Ваше имя       

Ваш e-mail       

Ваше сообщение       


Коментарии








Вы можете разместить в этом разделе свою работу, если она по тематике соответсвует или близка к тематике данного сайта и раскрывает историю 1-й Советской Украинской, 44-й стрелковой дивизии, либо судьбы людей к ним причастных.


Ленченков Валерий. О щорсовских дивизиях, преемниках и последователях

Пшанцева Мария. Письмо из Рязани. Очерк.

Ленченков Валерий. История одного письма. Документальная история.

Суворов Р.Н. Помним Вас, товарищ генерал! Очерк.

Горр А.Д. "...оленеводы и рыбаки иначе как "Счастливый путь" его не называли"

Сизова (Корытова) Г.Г. Да разве об этом забудешь!

Кутьков Н.П. Статья о Фёдоре Галактионовиче Миронове

Сыроватский Н.И. Герои Украинского подполья

Васильев В. Фоторепортаж

Музыкальная страничка

Васильев В., Ленченков В. Война лейтенанта Малого

Киселев О. Немного статистики по поражению 44-й стрелковой дивизии

Ленченков В., Васильев В. 9-я рота

Киселев О. К вопросу о зимнем обмундировании 44-й дивизии

Лебедева Н. Не полученная награда

Ракшин О. Памятник Щорсу

Ракшин О. Николай Щорс. Возвращение в Самару

Гимпельсон Е., Пономарёв Е.
А были ли убийцы? Тайна гибели легендарного начдива Н.А. Щорса: взгляд сквозь годы.


Дроздов А., Петриковский С. Николай Щорс. Эксгумация 1949 года.

Петриковский С. Ответ на статью "А были ли убийцы?"

Ленченков В. "Николай Щорс. Так были ли убийцы?"

Киселев О. Динамика потерь личного состава Красной Армии в ходе сражения за Суомуссалми

Горохова Л. Когда же ты придешь с войны?

Ракшин О. Человек Великой Смуты. Николай Щорс

Градовский П. В снегах Суоми

Ленченков В. Судьба человека своего поколения....

Бузанов Ю. О боевой судьбе моего деда.

Кокатева Н.В. Воин с душой поэта. Николай Платонович Казаданов де Рекрю.










Главная  |  История  |  Хронология  |  Командование  |  Документы  |  Воспоминания  |  Приложения  |  Карта сайта  |  Гостевая книга

    © 2009 г. Ленченков Валерий Владимирович