Написать письмо


Г. Калашников

Легендарный начдив Н.А.Щорс

         В начале 1918 г. в местечко Сновск [1] вернулся с фронта прапорщик военного времени Николай Александрович Щорс.
         Сын железнодорожного рабочего, он в 1912 г., окончив Киевскую военно-фельдшерскую школу, получил диплом медицинского фельдшера и права вольноопределяющегося 2-го разряда. Некоторое время Щорс пробыл в Полтавской учительской семинарии, мечтая о поездке в Америку. Война 1914 г. грубо оборвала эти юношеские мечты. Щорс был призван в ряды действующей армии, зачислен фельдшером в 3-й мортирный артиллерийский дивизион и отправлен на фронт, под Вильно. В 1915 г. Щорс учился в школе прапорщиков в Полтаве, окончил ее и снова отбыл на фронт в Галицию.
         Уже в период пребывания в учительской семинарии Николай Александрович Щорс принимал участие в революционной работе в Полтаве, что и заставило его покинуть семинарию. Однако членом большевистской партии он в то время еще не был и не имел твердо установившихся политических убеждений. Случилось это уже значительно позже на фронте, в период окопной жизни Щорса.
         "Щорс был интеллигент, был прапорщик-офицер. Мы с ним сроднились", - говорил т. Щаденко, ибо Щорс входил в число тех офицеров, которые были "революционные, наши офицеры, и мы жили с ними душа в душу, делали вместе большое, огромное дело". [2]
         На фронте в Галиции Щорс был ранен в ногу. По выходе из госпиталя 30 декабря 1917 г. он был признан негодным к несению военной службы. В результате окопной жизни Щорс заболел туберкулезом легких.
         На Украине уже шла гражданская война. Ее начало самозванное правительство украинских буржуазных националистов - киевская центральная рада, поднявшая мятеж против рабочих и крестьян Украины,, против советской власти. Гайдамацкие отряды вкупе с буржуазными националистами разгоняли Советы. Правительство украинской контрреволюционной, рады, захватывая власть в ряде городов, разоружало революционные полки и возвращавшихся с фронта солдат.
         Начатые еще 22 декабря 1917 г. в Брест-Литовске переговоры между Советской Россией и центральными державами о мире по вине презренного предателя Троцкого, находившегося в составе мирной советской делегации, затянулись.
         Больше того, Троцкий безоговорочно признал право делегации украинской центральной рады самостоятельно участвовать в конференции. За спиной Троцкого представители рады сговорились с делегацией центральных держав. 9 февраля они подписали сепаратный мир с Германией и ее союзниками, "пригласив" германские войска на Украину. Так Троцкий, этот презренный враг народа, помогал украинской контрреволюции душить советскую власть с помощью интервентов.
         Это было как раз в то время, когда революционные киевские рабочие вместе с красногвардейскими отрядами изгнали центральную раду из Киева и Народный секретариат стал единственным признаваемым народом правительством Украинской Советской Республики. 18 февраля 1918 г. германские и австро-венгерские войска вторглись в пределы Советской Украины. Войска интервентов насчитывали 29 пехотных и 3 кавалерийских дивизии - всего около 300 тысяч штыков.
         Подписание Брест-Литовского мирного договора не приостановило вторжения иностранных войск. Формальный повод для этого у них имелся. Это был договор с центральной радой, заключенный при помощи Троцкого.
         В марте 1918 г. товарищ Сталин писал: "…австро-германское нашествие имеет своей целью не только получение хлеба, но и, главным образом, - свержение советской власти на Украине и восстановление старого буржуазного режима" [3].
         Хлебородная Украина казалась империалистическим хищникам легкой добычей. Они рассматривали ее как свою колонию. Пользуясь поддержкой многочисленных гайдамацких банд, организованных центральной радой из украинских кулаков, интервенты надеялись без труда поработить великий украинский народ. Мелкие, разрозненные красногвардейские отряды выносили на себе всю тяжесть борьбы с оккупантами. К ним присоединялись отдельные группы солдат из большевистски настроенных частей старой армии. Всего Украина в то время могла выставить не более 30 тысяч слабо вооруженных бойцов. Но партизанские отряды уже начали формироваться по всей стране.
         Больной Щорс, прибыв к себе на родину, быстро наладил связь со своими бывшими товарищами, в большинстве из железнодорожников. И в то время, когда войска оккупантов подходили к Сновску, Щорс с небольшим партизанским отрядом, организованным им из железнодорожников, прибыл из Сновска в Семеновку. Здесь находился один из центров партизанских формирований на Черниговщине. В Семеновке был свой партизанский отряд. Оба отряда затем были объединены, и Щорса избрали командиром.
         Щорс установил в отряде строгий порядок, укрепил дисциплину, ввел учебные строевые занятия. Он поднял на ноги всю партийную организацию Семеновки. Партийный актив получил задание организовать в местечке и окружающих деревнях сбор оружия и вербовку повстанцев.
         Щорс лично проверял каждого. Вскоре в отряде было уже свыше 300 человек. Погрузив отряд в эшелоны, Щорс отправился в Новозыбков.
         Оккупанты наступали на Новозыбков со стороны Гомеля. Мощными колоннами они двигались вдоль железнодорожных линий. Партизанские отряды, боясь оторваться от своих эшелонов, вели бои за железнодорожные узлы. Это позволяло врагам не развертывать своих войск и не распылять их на большой территории.
         Щорс понял невыгодность применяемой партизанами тактики эшелонной войны. Он создал конную разведку, которую вскоре вооружил захваченными у противника автоматическими ружьями и пулеметами. Несколько смелых налетов отряда Щорса задержали наступление оккупантов. Они вынуждены были развернуть свои войска в лесистой местности у посада Злынка. В лесу разыгрался упорный бой. Партизаны, имевшие только одну зенитную пушку, сдерживали наступление врага. Бой продолжался целые сутки. Щорс был ранен в плечо, но продолжал оставаться на позиции. В этом бою отряд потерял свыше двух третей своих бойцов. Сдерживая наступление превосходных сил противника, Щорс отходил к Унече, к границе Советской России.
         Здесь Щорс распустил оставшихся 30 бойцов, дав каждому из них задание пробраться на оккупированную территорию и в своих родных местах сформировать повстанческие роты.
         К этому времени (апрель - май 1918 г.) почти все районы Украины, за исключением Донбасса, где героически сражался против оккупантов луганский отряд товарища Ворошилова, были оккупированы интервентами. Оккупанты посадили на Украине своего ставленника, генерала Скоропадского, провозглашенного "гетманом Украины".
         Отправив своих людей в тыл к противнику, Щорс выехал в Москву. Здесь он был принят В. И. Лениным. Щорс доложил Ленину о ходе борьбы украинских партизан с оккупантами и высказал ему свою мечту о создании из разрозненных партизанских отрядов регулярных частей Красной Армии, способных дать сокрушительный отпор хорошо вооруженным, вымуштрованным войскам захватчиков.
         После беседы с Лениным для Щорса стали ясны перспективы дальнейшей борьбы на Украине. Советское правительство, недавно подписавшее Брест-Литовский мир с Германией, не могло пойти на риск новой войны. Силы были еще незначительны. Красная Армия только формировалась. В начале мая товарищ Сталин после переговоров с немецко-украинским командованием добился перемирия на Курском и других фронтах. Между Советской Россией и гетманской Украиной была проведена демаркационная линия. Нужно было выждать время для того, чтобы накопить, собрать и организовать вооруженные силы Советской республики.
         Щорс был командирован для проведения партийной и организационной работы на Восточный фронт. В материалах по истории 44-й Киевской дивизии можно найти некоторые данные об этом периоде работы Щорса. "В мае, - говорится там, - открывается чехословацкий фронт. Тогда Щорс переходит в тыл неприятеля и под фамилией Тимофеева организовывает по примеру Украины партизанские восстания против белых, группировавших вокруг себя местное казачество. Тут Щорса кто-то выдает, он арестовывается и направляется в штаб к генералу. Последнему он выдает себя за крестьянина, не имеющего никакого отношения к борьбе красных и белых. Его спас внешний вид пастуха, в лаптях и зипуне, а также паспорт на имя крестьянина Тимофеева. Белый офицер, арестовавший Щорса, настаивал на его расстреле, но генерал, видимо, не подозревал в Щорсе своего противника и велел отпустить его. Не доходя до расположения красных частей, Щорс встретил разъезд всадников в числе 15 человек, которых провел знакомой ему дорогой в тыл неприятеля, и захватил штаб противника во главе с тем самым генералом, который его недавно отпустил" [4].
         Этим эпизодом борьбы Щорса на Восточном фронте заканчивается первый, партизанский период его боевой деятельности.
         В оккупированной Украине ширились восстания против интервентов. Подпольные большевистские организации с самого начала австро-германской оккупации формировали повстанческие штабы, объединяли разрозненные отряды, руководили развертывавшейся борьбой против оккупантов.
         В августе 1918 г. Щорс вернулся с Восточного фронта. Переодевшись крестьянином, он пробрался в тыл к оккупантам и побывал в родном Сновске. Там он установил связь с бывшими бойцами своего отряда, поторопил их с вербовкой людей, указал район сбора вновь формируемых частей. Вернувшись на станцию Унеча, Щорс на основании приказа ревкома о сформировании двух повстанческих советских дивизий из отрядов, находившихся в нейтральной зоне, приступил к формированию полка. Полк формировался в районе Унеча, Почеп. Полку было присвоено наименование 1-го Богунского. Второй полк - Таращанский - формировал киевский столяр Боженко в Средней Буде. Третий полк - Новгород-Северский - формировал крестьянин-бедняк Черняк.
         Щорс лично руководил формированием полка, принимая каждого бойца в отдельности. С товарными составами, груженными картошкой прибывали в Унечу винтовки, пулеметы, патроны. В полку регулярно проводились строевые занятия по 8 часов в день. Железная дисциплина и строгие порядки, устанавливаемые Щорсом в полку, вызвали недовольство среди части партизански настроенных бойцов. Агенты оккупантов, пробравшиеся в нейтральную зону, этим воспользовались. Провокаторы даже сумели однажды ночью поднять мятеж, но он был быстро ликвидирован. Проверка личного состава, проведенная коммунистами, помогла. Щорсу отсеять чуждых и сплотить вокруг себя основную массу красноармейцев, недавних партизан. Каждый оставшийся в полку дал клятвенное обещание, текст которого составил Щорс.
         Через месяц 1-й Богунский полк уже состоял из 3 батальонов по 300 - 400 бойцов в каждом, трехорудийной батареи, эскадрона кавалерии (40 сабель) и пулеметной команды (12 пулеметов).
         Большевистская организованность и дисциплина царили в Богунском полку. Это создало ему заслуженный авторитет. Таким же авторитетом пользовался и 23-летний командир полка Николай Александрович Щорс.
         Он выделил у себя в полку группу коммунистов для политической, работы, которые поддерживали связь с повстанческими отрядами Черниговщины. С гончарниками, беспрепятственно разъезжавшими по оккупированной немцами местности, они засылали в тыл агитационную литературу, винтовки, патроны, пулеметы. Там гончарники передавали все это железнодорожным машинистам, которые развозили литературу и оружие дальше, в глубь Украины.
         "Выделенная Щорсом группа коммунистов составляла своего рода политический отдел, при котором существовала вербовочная часть. Последняя имела связь с закордоном, переправляла на Украину литературу и газеты на русском, украинском и немецком языках. Вербовочная часть полка руководила также выводом партизанских отрядов с Украины на Советскую территорию… При политотделе полка существовал выборный Реввоентрибунал, куда входило два представителя от политотдела, два от командного состава и два от красноармейцев. Политработники приходили к красноармейцам в роты, читали газеты, разъясняли читаемое, вели политические беседы и пр." [5].
         В октябре Щорс закончил формирование полка и решил прощупать силы оккупантов, а также проверить боеспособность полка на деле. Выступив вечером из Унечи, он направил 2-й батальон в сторону Клинцов с целью глубокого обхода противника. Батальону ставилась задача - неожиданным ударом с тыла занять село Робчик. Сам Щорс с двумя батальонами ударил с фронта на д. Лыщицы. Враги заметили богунцев только тогда, когда они бросились в атаку. 2-й батальон разбил сильный гарнизон противника и занял село Робчик.
         После короткого боя Богунский полк в полном порядке вернулся на ст. Унеча. Щорс убедился, что боеспособность врага за время оккупации сильно упала, что среди его солдат началось разложение и дисциплина ослабла.
         Вскоре после этого пришло сообщение о революции в Германии. Щорс получил от Ленина директивы о ведении переговоров с революционными немецкими солдатами, о совместных действиях против гайдамаков и гетманских властей. Богунцы выслали во все германские гарнизоны своих делегатов. В составе одной из делегаций ездил и сам Щорс.
         Когда прибыла ответная делегация немецких солдат, богунцы встретили ее торжественно. Делегаты остались ночевать у богунцев. 1-й Богунский полк в это время был переведен из Унечи в д. Найтоловичи. На следующий день во главе с немецкой делегацией "полк в полном составе с оркестром музыки и красным знаменем выступил из д. Найтоловичи в расположение немцев (д. Лыщицы), где немецкие солдаты встретили богунцев приветствиями… Началось братание… Митинг -окончился, богунцы прошли всем полком церемониальным маршем… Затем полк выстроился развернутым фронтом и пропустил в свою очередь немцев церемониальным маршем… Поздно ночью деревня Лыщицы была разделена на 2 лагеря. Выставлены взаимные дозоры и патрули" [6].
         От имени революционных солдат Германии и богунцев из Лыщицы была послана приветственная телеграмма Ленину. В тот же день Ленин ответил телеграммой:
         "Благодарю за приветствие всех. Особенно тронут приветствием революционных солдат Германии. Теперь крайне важно, чтобы революционные солдаты Германии приняли немедленно действенное участие в освобождении Украины. Для этого необходимо, во-первых, - арестовать белогвардейцев и власти украинские, во-вторых, посылать делегатов от революционных войск Германии во все войсковые германские части на Украине для быстрого и общего их действия за освобождение Украины. Время не терпит. Нельзя терять ни часа. Телеграфируйте тотчас, принимают ли это предложение революционные солдаты Германии. Пред-совнаркома Ленин" [7].
         Среди немецких солдат, соприкасавшихся с отрядами красных партизан и с частями Красной Армии, росли революционные настроения. Обеспокоенное этим немецкое командование торопилось вывести войска из Украины. В то же время подготавливался захват Украины англо-французскими интервентами. С ними сговаривался Петлюра. Для спасения Украины от разбойничьего грабежа империалистических хищников было необходимо стремительное наступление Красной Армии, находившейся в нейтральной зоне.
         Реввоенсовет республики получил категорическую директиву Ленина о начале наступления для поддержки рабочих и крестьян Украины. Предатель Троцкий игнорировал директиву Ленина. Он медлил с началом выступления и даже пытался перебросить часть войск из нейтральной зоны на Восточный фронт.
         В это время был создан Реввоенсовет Украины под председательством товарища Сталина. Вмешательство товарища Сталина разрушило вредительские планы Троцкого.
         Щорс, оставаясь командиром Богунского полка, принял на себя командование бригадой 1-й Украинской советской дивизии, которой подчинялся и Таращанский полк. По указанию товарища Сталина Щорс начал наступление на Киев.
         До Клинцов богунцы прошли без боя. Отходя из района Лыщицы, Робчик, враги взорвали мост и у Клинцов соединились с гайдамаками. Немецкие офицеры обманули солдат, сказав им, что Щорс хочет их обезоружить и задержать на Украине как пленных. Щорс вступил в Клинцы, рассчитывая на нейтралитет немцев. Немцы пропустили 1-й и 3-й батальоны богунцев и неожиданно ударили в тыл. 2-й батальон вынужден был отойти от города; остальные оказались в западне. С фронта на них обрушились гайдамаки, с тыла наступали немцы.
         Повернув батальоны против немцев, Щорс расчистил себе путь отхода. Полк вернулся в исходное положение. Несмотря на это, Щорс издал приказ: "Гайдамаков избивать беспощадно, а с немцами брататься" [8]. Он приказал Таращанскому полку выйти в тыл немцам и перерезать железную дорогу Клинцы - Новозыбков. Таращанцы выполнили приказ. Теперь немцы были окружены. Они выслали против таращанцев отряд с артиллерией. Встреча немцев с таращанцами кончилась тем, что они соединились вместе, довольствовались из одной кухни и вместе пели "Интернационал". Таковы были результаты политически-правильного в то время приказа Щорса.
         Немецкий гарнизон Клинцов обязался немедленно эвакуировать город. Гайдамаки Скоропадского, лишившись поддержки, бежали, и 13 декабря Щорс, восторженно встреченный рабочими, вошел с полками в город.
         Накануне в Киеве собрался всеукраинский съезд советов германских солдат. Съезд решил договориться с петлюровцами и без боя уступить им Киев в обмен на свободный пропуск германских эшелонов, уходящих на родину. Договор был заключен. Немцы оставили Киев; с ними бежал и незадачливый гетман Скоропадский. 14 декабря Киев заняли банды так называемой директории (в ее состав входили Петлюра, Виниченко и др.).
         Заняв Клинцы, Щорс повел свои полки на Киев. Наступление была настолько стремительным, что 12 января богунцы были уже под Черниговом. На рассвете они повели наступление на Чернигов с двух сторон - в лоб и с тыла. В результате смелой атаки разведывательного отряда был расчищен путь на Чернигов. Весь штаб гайдамацкого отряда, броневой отряд (4 броневых и 40 грузовых машин), огромное количество рядовых были захвачены в плен.
         Богунцы едва успевали формировать новые роты из прибывающих добровольцев. Щорс был в то время не только командиром бригады и полка, но и организатором советской власти на освобождаемой им территории Украины. "Щорс умел располагать к себе массу, был великолепным организатором, агитатором, бойцом. Искусно маневрируя, он занимал тот или иной район, устанавливал советскую власть, налаживал связь с местными людьми: тех, кто заслуживал доверия, оставлял на службе революции, беспощадно борясь и расправляясь с врагами". [9]
         К концу января бригада Щорса подходила к Киеву. У Броваров бригада встретилась с лучшими частями Петлюры. В ожесточенном бою кадровые части петлюровцев были разбиты.
         Тов. Щаденко, бывший тогда членом РВС Украинского фронта, рассказывает, что "…на смотру в Броварах частей, предназначенных к вступлению в Киев, бросалось в глаза хорошее обмундирование Богунского полка: все бойцы в сапогах, шинели под ремень, патронташи, шапки царской армии с нашитыми красными лентами. Великолепный был полк. Шел и Таращанский полк, огромный, большой Таращанский полк со своим вождем - батькой Боженко" [10].
         6 февраля Щорс намеревался атаковать Киев. Однако накануне разведка донесла, что петлюровцы оставили город. Киев был занят без боя. Через несколько дней в Киеве образовался ревком.
         После краткого отдыха полк начал преследование отступающего противника. В Казатине Щорс принял командование 1-й Украинской советской дивизией, вошедшей в состав 1-й Украинской советской армии.
         Приняв командование дивизией, состоявшей в то время из 4 полков (Богунский, Таращанский, Новгород-Северский, Нежинский), Щорс приступил к развертыванию полков в бригады.
         Петлюра, потерпев поражение под Киевом, перебрался в Винницу. Его войска сосредотачивались в Умани, Коростене, Житомире, Фастове, Бердичеве. Петлюра ожидал подкреплений из Галиции, где спешно формировались кулацкие полки так называемых сечевиков. Одновременно он договаривался с поляками. Интервенты, занявшие Одессу и ряд других портов, установили и поддерживали связи как с петлюровцами, так и с Деникиным, пытаясь создать на Украине единый фронт контрреволюции.
         Щорс получил приказ захватить Винницу. 14 марта дивизия, сбив по пути встреченные части петлюровцев, сосредоточилась в 20 км к северо-востоку от Винницы. Петлюровцы взорвали мост и прикрылись р. Десной. Щорс начал работу по восстановлению моста и послал Таращанский полк в обход, приказав ему атаковать Винницу с юго-востока. Богунский полк по приказу Щорса наступал на Винницу вдоль дороги через ближайшие селения Калиновку и Стрыжовку. Внимание петлюровцев было отвлечено демонстрацией Щорса у моста, и они не обратили внимания на свои фланги. Одновременный молниеносный удар богунцев и таращанцев оказался для них полной неожиданностью. Фронт петлюровцев был смят. Кавалерийские части богунцев, преследуя противника, ворвались в город, не дав уйти петлюровским эшелонам. Винница была взята. Таращанский полк, наступавший на Жмеринку, овладел ею 20 марта 1919 г.
         Все же петлюровцы, пополнив свои силы прибывшими из Галиции сечевиками, оправились от удара и в конце марта перешли в контрнаступление. Они пытались выйти в тыл выдвинувшейся вперед дивизии Щорса, нанося удар в направлении на Киев через Бердичев и Коростень. Щорс с исключительной оперативностью перебросил Богунский полк из района Винницы к Киеву и Таращанский полк - из Жмеринки к Бердичеву. План Петлюры был сорван. Киев крепко охранялся со стороны Коростеня богунцами.
         Петлюра, стремясь прорвать фронт, повел решительное наступление на Бердичев, пытаясь отрезать таращанцев от Киева. На помощь с трудом, удерживающимся таращанцам прибыл на бронепоезде из Винницы сам Щорс с группой бойцов. Все время находясь на передовых позициях, он личным примером воодушевлял бойцов, останавливал отступавших, вел их в атаку. В течение девяти дней шли кровопролитные бои под Бердичевом, которые сам Щорс назвал "бердичевским кошмаром". В результате Петлюра был разбит и остатки его войск отброшены от Бердичева. Однако в первых числах июня его части вновь прорвали фронт Красной Армии на Проскуровском направлении и стали угрожать Виннице. Щорсу было поручено ликвидировать прорыв. Полки его дивизии были в это время разбросаны на фронте в 200 км. Щорс погрузил Богунский и Таращанский полки в эшелоны и перебросил их против петлюровцев. В результате жестоких боев около Староконстантинова и Проскурова, где действовало до 40 орудий петлюровцев, прорыв был ликвидирован. Блестяще справляясь с возложенными на него как на командира дивизии задачами, Щорс на деле опроверг гнусные вымыслы троцкистов и их ставленников в тыловых штабах и различных инспекциях, провокаторски обвинявших его в партизанщине, в спецеедстве и пр. Предатель Троцкий и его ставленники, ненавидя лучших революционных командиров-большевиков, травили Щорса.
         "Знаменитая инспекция Иоффе, как она относилась, как "любила" Щорса? Травила его, потому, что Щорс был строг к себе и ко всей окружающей среде. Щорс требовал железной большевистской дисциплины. Щорс требовал организованности, беспредельной преданности рабочему классу. По Житомиру и по фронту Щорсом издан был приказ "Не сметь катать на автомобилях женщин, так как автомобили нужны на фронте". Тут иоффская высшая военная инспекция в компании женщин является на двух автомобилях, украшенных цветами, в Житомир. Щорсовские курсанты задерживают этих гуляк. Щорс на фронте. Его по проводу запрашивают: "Как быть, начальство попалось?" "Мой приказ остается в силе, - отвечает он, - гуляк спешить, а автомобили отправить на фронт". И вот за это распоряжение троцкисты травили кристально чистого и честного человека-большевика. Более преданного, более энергичного, более организованного большевистского руководителя мы редко встречали". ((Е. Щаденко. Николай Щорс. Журнал "Молодая гвардия" № 7 за 1935 г., стр. 117.))
         Будучи одним из строителей регулярных полков и бригад Рабоче-Крестьянской Красной Армии, начдив Щорс любовно выращивал бойцов, создавая из них боеспособные регулярные части. По мере победоносного продвижения дивизии Щорса численность ее росла. Нежинский полк, бывший недавно еще батальоном, уже насчитывал 4 тыс. бойцов. Несмотря на значительную боевую убыль людей в полках, численность их непрерывно увеличивалась за счет притока добровольцев. Щорс прекрасно понимал, что новые люди, так же, как и старые бойцы, нуждаются в крепком большевистском руководстве, в опытных, знающих, преданных революции военачальниках. Кадров военных специалистов в дивизии было мало. На командные должности выдвигались наиболее развитые и грамотные красноармейцы. И Щорс решил организовать в 1-й Украинской советской дивизии школу красных командиров.
         В июне 1919 г. дивизия Щорса была переведена в Житомир. Здесь Щорс и осуществил свою мечту о создании дивизионных курсов комсостава. Он лично подбирал работников курсов из командного и политического состава, проводил персональный отбор преподавателей. Под курсы отвели помещение бывшего епархиального училища. В очень короткий срок благодаря настойчивости Щорса в оборудованных всем необходимым классах начали заниматься 300 курсантов.
         Школа красных командиров при 1-й Украинской советской дивизии была утверждена Реввоенсоветом Украинского фронта, который впоследствии направлял туда для обучения и красноармейцев из других дивизий.
         В конце июля 1919 г. в связи с расформированием 1-й Украинской советской армии была создана 44-я стрелковая дивизия, которой и была подчинена в оперативном отношении 1-я Украинская советская дивизия.
         В это время дивизия Щорса вела наступление на Каменец-Подольск, где еще сидели остатки петлюровцев. Ликвидация петлюровской авантюры, казалось, близилась к концу. Но начался второй поход Антанты. Деникин захватил Харьков и развертывал дальнейшее наступление. Южный фронт становился решающим. К 1 августа положение и на фронте дивизии Щорса резко изменилось. В северо-западные районы Украины вторглись белополяки. Петлюра, сформировав в Галиции свежие части, одновременно с поляками перешел в наступление. Он прорывался на соединение с Деникиным, захватившим Полтаву и наступавшим на Киев. Польские и петлюровские части, действовавшие против 44-й и 1-й Украинской советской дивизий, насчитывали 50060 штыков, 4620 сабель при 321 пулемете и 145 орудиях. [11] В то же время в обеих красных дивизиях было всего 19542 штыка, 889 сабель, 596 пулеметов и 95 орудий. Враг имел двойное превосходство в силах.
         Создалось угрожающее положение. 2 августа Щорс, разговаривая по прямому проводу с членом Реввоенсовета армии, сообщал, что части дивизии не могут выдержать натиск противника, вынуждены отойти на рубеж Новгород-Волынск, Шепетовка, Староконстантинов. [12]
         В конце августа все красные части Украинского фронта сгруппировались у Коростеня. Подготавливая оборону Коростеньского плацдарма, Щорс предложил командованию армии соединить 1-ю Украинскую дивизию с 44-й. Командование 12-й армии согласилось с этим предложением. Дивизия получила общий порядковый номер - 44-й. Начальником ее был назначен Щорс.
         Щорс ставил перед собой задачу удержаться во что бы то ни стало на Коростеньском плацдарме. Он привел в порядок и переформировал полки дивизии, создал оборонительные участки, расставил на них свои части. К 30 августа богунцы отошли на вторую линию обороны. 2-й Богунский полк и последние резервы Щорса - школа красных командиров - были подготовлены для нанесения контрудара петлюровским войскам. 30 августа Щорс отправился на самый ответственный участок оборонительной полосы, занимаемый 1-м Богунским полком. Вместе с командиром полка начдив прошел к батальонам, беседовал с красноармейцами, а потом направился в окопы. "Впереди на 200 шагов в расположении противника стоял разбитый сарай. Тов. Щорс был предупрежден, что в этом сарае скрыт неприятельский пулемет, но он не обращал на это никакого внимания и свободно разгуливал по цепи. Вскоре он отдал приказание командиру батареи… обстрелять этот сарай, что и было исполнено. 2 - 3 снаряда попали в злополучный сарай, но засевший там неприятельский пулеметчик не подавал никаких признаков жизни и упорно молчал… Но лишь только скомандовано было: "Цепь встать, вперед!", как скрытый в разбитом сарае неприятельский пулемет стал "строчить". Тов. Щорс лег в окоп, а затем приподнял голову, желая посмотреть, что делается влево на участке 3-го Богунского полка. В это самое время вражеская пуля попала ему в голову. Богунцы уже двигались вперед. Узнав о смерти любимого командира и вождя дивизии, богунцы поклялись отомстить за него врагам". [13]
         Свою клятву богунцы сдержали. Они выбили противника из окопов и обратили его в бегство. Задача, которую ставил начдив Щорс перед дивизией, была выполнена - дивизия отстояла Коростеньский плацдарм.
         Так двадцать лет назад, 30 августа 1919 г., погиб сраженный врагом один из строителей Красной Армии, непоколебимый большевик-боец, блестящий организатор и военачальник, подлинный герой украинского народа - начдив 44 Николай Александрович Щорс.

         Примечания:
         1. Ныне Щорс.
         2. Е. Щаденко. Николай Щорс. Журнал "Молодая гвардия" № 7 за 1935 г., стр.116.
         3. И. Сталин. Статьи и речи об Украине. Партиздат, 1936 г., стр.40.
         4. "Сорок четвертая Киевская дивизия". Киев, 1923 г., стр.19.
         5. "Сорок четвертая Киевская дивизия". Киев, 1923 г., стр.20.
         6. "Сорок четвертая Киевская дивизия". Киев, 1923 г., стр.20.
         7. Газета "Правда" от 15 февраля 1938 г.
         8. "Сорок четвертая Киевская дивизия". Киев, 1923 .г.," стр.22.
         9. Е. Щаденко. Николай Щорс. Журнал "Молодая гвардия" № 7 за 1935 г., стр. 117-118.
         10. Е. Щаденко. Николай Щорс. Журнал "Молодая гвардия" № 7 за 1935 г., стр. 117-118.
         11. ЦАКА, д. № 31-696, л.24.
         12. ЦАКА, д. № 34-661.
         13. "Сорок четвертая Киевская дивизия". Киев", 1923 г., стр.27-28.

         Статья была напечатана в журнале: "Военно-исторический журнал"- № 1,2,3 за 1939 г.






Воспоминания

Устинов Н.П. Из письма к Евгению Долматовскому.

Белобрысов И.А. Из письма в музей с.Подвысокое.

Тур А.С. Из письма к Евгению Долматовскому.

Чеканов И.С. Черное время. Воспоминания.

Бойко В.И. Из письма в Ворохтянский музей.

Крупин К.В. Из воспоминаний...

Лихачев Н.К. Сорок лет назад…

Лукьянов А.Л. Из письма к Евгению Долматовскому.

Ульянова Р.М. Сам Бог повелел нам жить

Книжные и др. печатные издания: Мемуары. Статьи.

Долматовский Е.А. Зеленая Брама. Глава: Знамя дивизии.

Слюсаренко З.К. Из книги Последний выстрел.

Паустовский К.Г. Из Книги о жизни.

Драгунский Д.А. Из книги Годы в броне.

Борзунов С, Ершов Я. Из книги Всего одна жизнь.

Фелипчук Н. Советско-финскую войну планировали закончить за три недели.

Ткаченко И. Имени генерала Ткаченко

Годило М. Тревожный 1941-й

Павленко П. Валентина Плющ

Семёнов В. В памяти народной

Родинский Д. Богунские циркачи

Петровский Д. Батько Боженко

Масликов А.А. Неизвестные герои, неизвестной войны

Калашников Г. Легендарный начдив Н.А. Щорс.










Главная  |  История  |  Хронология  |  Командование  |  Документы  |  Воспоминания  |  Приложения  |  Карта сайта  |  Гостевая книга

    © 2009 г. Ленченков Валерий Владимирович